Фото №14
Фото №8
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
04.09.2008 "МОЯ МИЛИЦИЯ МЕНЯ БЕРЕЖЕТ..."
  Ситуация: заявление в милицию по факту мошенничества подано, с потерпевшим проведена беседа и зафиксированы все необходимые показания. Подозреваемый в мошенничестве известен, имеется его телефон, сотрудник милиции назначает подозреваемому день, когда можно будет снять с него показания. Потерпевший уже потирает руки в предвкушении возврата своего автомобиля (или его эквивалента). В общем, на первый взгляд, все хорошо. Но это только на первый. Дальше события для потерпевшего приобретают весьма неожиданный характер...
Предыстория вопроса
  Гражданин Н-н взял кредит в банке и за сто тысяч рублей приобрел у гражданина К-ва по генеральной доверенности от гражданки С., оформленной в Южно-Сахалинске, автомобиль. Естественно, что автомобиль стоял на учете в Южно-Сахалинске - в дальнейшем это обстоятельство сыграет свою важную роль. Менее чем через месяц, после того как вышла из строя прокладка под головку двигателя, и ремонт не дал своего результата, стороны обговорили ситуацию, К. признал, что он продал машину с заведомо запоротым двигателем, и поэтому он готов помочь с его ремонтом. В первый раз К. перегнал машину в Южно-Сахалинск, некоторое время спустя, вернул ее с заверениями, что теперь все в порядке. Однако, судя по всему, автомобиль никто не делал, и он по-прежнему нуждался в ремонте. А далее - классическая схема: К. снова забрал машину, на сей раз в одно из сел района, по месту своего жительства, заявив при этом, что требуется замена головки двигателя. Замена обошлась Н. в восемь тысяч рублей. Но машину он обратно не получил - якобы у нее пробит двигатель и его надо заказывать в Японии. Потом от К. поступило новое предложение: он забирает машину и возвращает деньги обратно. Гражданина Н. это вполне устраивало, и он согласился. Тем временем из Японии подоспел заказанный двигатель, для регистрации необходимы документы на машину. Н. поверил продавцу в очередной раз и отдал ему документы. Больше он не видел ни машины, которая таинственным образом исчезла из села, ни документов, ни самого гражданина К. Остается добавить, что гражданин К. является своеобразным «пилигримом» областного масштаба. Он проживает и у родной тети в Ново-Александровске, утверждая при этом, что это его квартира. В селе Л. проживает его гражданская жена. Появляется он систематически и в Корсакове, где проживает бабушка его гражданской жены...
* * *
цена вопроса
  ... В отделе внутренних дел Корсакова к просьбе гражданина Н-на о розыске К-ва и возврате его машины обратно отнеслись если и не философски, то с пониманием - не ты первый, не ты последний. Но, повторюсь, все необходимые процедуры, предусмотренные УПК РФ, были соблюдены. В результате предварительного расследования на свет появляется постановление за подписью начальника МОБ ОВД по МО Корсаковский район майора милиции А.Ю. Грязных о направлении материала проверки по территориальности:
  «В соответствии с п.3 ст. 145 УПК РФ направляю в Ваш адрес материал проверки КУСП № 3676 по заявлению гр-на Н-на по факту завладения его автомобилем гр-ом К-ым, так как оформление и передача автомобиля происходила в Южно-Сахалинске, Коммунистический проспект, 76.».
  Поясню для тех, кого смущает слово «территориальность». Автомобиль оформлен по доверенности в Южно-Сахалинске, там же стоит на учете, значит «южанам» и все карты в руки. Но вот здесь-то начинаются «игры». Очевидно, милиционерам областного центра не с руки заниматься «чужим», как они полагают, делом, и, не мудрствуя лукаво, они в свою очередь пишут свое постановление о передаче сообщения по подследственности корсаковским коллегам:
  «Сообщаем, что ваш материал проверки по вашему заявлению в отношении гр. К-ва в соответствии с п.3 части первой ст. 145 УПК РФ передан по подследственности в ОВД по МО «Корсаковский район». Данное решение может быть обжаловано в прокуратуру г. Южно-Сахалинска или в суд Южно-Сахалинска в порядке, установленном ст. 123-125 УПК РФ.
  УУМ УВД по МО «г.Южно-Сахалинск», капитан милиции Буров А.Е.».
  В свою очередь, корсаковские коллеги тоже не «лыком шиты». В адрес южно-сахалинского УВД отправляется новое, несколько дополненное и переработанное постановление о направлении материала проверки по подследственности:
  «В соответствии с п.3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ направляем в Ваш адрес материал проверки КУСП №3676 от 30.06.08 г., вх № 2740 от 22.07.08 г. по заявлению гр-на Н-ва по факту завладения его автомобилем «Ниссан-Санни» гр-ном К-ым, так как оформление и передача автомобиля происходила в Южно-Сахалинске, Коммунистический проспект, 76, а также руководствуясь ст. 152 п. 4 УПК РФ установлено, что предварительное расследование производится по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков.
  Начальник МОБ ОВД по МО «Корсаковский район», майор милиции А.Ю. Грязных».
закон есть закон?
  Вот таким образом, пока между собой спорили два офицера милиции - капитан и майор - крайним в этой истории оказался потерпевший, которому по большому счету без разницы, какая из родственно-ведомственных структур будет заниматься его делом. Если рассматривать ситуацию с формальной стороны, то сотрудниками правоохранительных органов соблюдены все рамки УПК РФ. И те, и другие в своих постановлениях ссылаются на идентичную статью закона - ст.145, п.3. О чем в данной статье идет речь? О решениях, принимаемых по результатам рассмотрения сообщения о преступлении. Здесь можно принять одно из трех решений: о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, и, наконец, о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса. О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняется его право обжаловать данное решение и порядок обжалования. С законом все ясно, с ним не поспоришь. Непонятно другое - почему сотрудники правоохранительных органов никак не могут между собой определиться с «подследственностью»? Кто все же должен вести дело? Корсаковцы? Южносахалинцы? Получается, что потерпевший вроде как и отказ не получил, и в то же время должен в прокуратуре обжаловать данное решение. Почему он должен отвечать за чужие огрехи и нежелание разобраться в деле, в котором есть и подозреваемый, и свидетели, и сам потерпевший вроде бы как не думает никуда скрываться?
  В телефонном разговоре начальник милиции общественной безопасности Корсакова Александр Грязных попытался объяснить мне суть происходящего. Он считает, что делом потерпевшего должны заниматься сотрудники милиции из областной столицы - ведь предварительное расследование, процитировал он мне статью закона, проводится по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков. Не знаю уж, что входит в понятие «большинство свидетелей», но, на мой взгляд, большинство из них проживает как раз в Корсаковском районе. То же самое можно сказать и об основном подозреваемом. Правда, Александр Юрьевич обнадежил меня в плане того, что если коллегам из областного центра понадобится какая помощь, содействие, они всегда готовы прийти им на помощь. Как говорится, и на том спасибо...
  Не за что говорить «спасибо» пока что только потерпевшему. Он, конечно, обжалует принятое решение в прокуратуре Южно-Сахалинска. Становится уже интересно: чьи доводы прокурор признает убедительнее? Чья «подследственность» окажется «мыльным пузырем»? Как дальше будут развиваться события? И получит ли, наконец, потерпевший свою машину обратно?
 Юрий Фелицын
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»