Фото №11
Фото №12
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
27.01.2009 «ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ – НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»
Сегодня редакция газеты начинает публикацию воспоминаний жителя нашего города, много лет проходившего в моря, Ивана Сотника. Ранее читатели уже могли познакомиться с его разно-образным творчеством, начиная со стихов и заканчивая рассказами. Предлагаемые на суд читателей воспоминания – желание автора вспомнить прошедшую эпоху, людей, судьбоносные события из жизни некогда великой страны, напомнить нам о вечных ценностях. Описывая события «давно минувших дней», Иван Сотник предельно открыт и откровенен, и это не может не импонировать читателям как младшего, так и старшего поколения. Итак, уважаемые читатели, в долгий и увлекательный путь. Приятного вам чтения!
 
В нашей стране с советских времен многое перемешалось, но рядовой гражданин как был экономически не свободен, таким и остался. Ему все равно на кого гнуть спину – на коммунистическую партию с советским правительством или на олигарха-рыночника. Выбора как не было, так и нет.
 По-прежнему мы живем в стране с ненормальной экономикой, где работодатель безжалостно поедает тех, чьим трудом богатеет… Очень жаль, что с некоторых пор у нас в России подобные суждения стали квалифицироваться как противозаконные, потому что якобы разжигают социальную рознь! Но я, лично, не согласен с такой постановкой вопроса и на конкретных жизненных примерах попытаюсь доказать, что правда, пусть даже горькая, - никогда не вызывала никакой розни, а напротив – не давала человеку «упасть», помогала устоять под «ударами» судьбы, в том числе и при противоположных настроениях в самом обществе…
Портнова Дмитрия Ивановича я узнал еще в конце семидесятых прошлого столетия. Само знакомство наше было своеобразным и от этого запоминающимся. Дмитрий Иванович в ту пору был уже знатным рыбаком. Выйдя из простых рыбаков-практиков, может, поэтому и любил говорить: «Я и без академиев научу вас почитать и понимать «палубную науку!» - уже с десяток лет боцманил на судах Невельской БТФ. Я, в ту пору – матрос Холмской БТФ, был направлен за снабжением к соседям – невельчанам. Его пришлось получать не со склада, а с парохода, становящегося на перестой – был такой термин в словесном обиходе на всем флоте Дальнего Востока. И вот именно на этом корабле и довелось познакомиться с «драконом» Портновым.
Сразу пришлось ощутить на себе хозяйскую жилку боцмана, временами переходящую от прижимистости и экономности в явную, как мне казалось тогда, откровенную жадность. Долго и тщательно мы отбирали и пересчитывали разных размеров скобы, крокодилы, тали, блоки, струбцины и другое необходимое нам в ту пору промснабжение. Затем погрузили все на строп-сетку и с помощью причального крана стали перемещать груз с палубы корабля в кузов нашей автомашины, припаркованной у борта.
И вот во время перегруза Порнов уж совсем удивил своими неординарными, даже в ту пору, действиями, а по нынешним временам и подавно. Случилось же следующее. Во время перемещения снабжения с помощью крана по воздуху, каким-то образом одна связка скоб вывалилась из строп-сетки и упала в воду возле причальной стенки. Мы, а кроме меня получать снабжение приехал еще и боцман с нашего парохода, только ахнули, когда скобы «булькнули» в воду. И какое же удивление было на наших лицах, когда мы увидели, что «жадный» боцман Портнов, раздевшись до своих «в петушка» трусов, нырнул в стылую, ноябрьскую воду уже им отписанным, а нами принятым имуществом. Крепко матерясь и отряхиваясь от воды, он сначала прочитал нам «мораль» о безграмотности, о вреде бесхозяйственности, а уж затем отдал злополучные скобы. Вот тогда-то я впервые и услышал «… и без академиев я бы Вас научил все беречь и все делать правильно, как того требует морская практика». В ту пору на эту «тираду» я только посмеялся, но тогда же были сказаны и слова, которые на всю жизнь запали мне в душу. Хотя и слова-то были вроде бы и обычными: «Всех заводов СССР не хватит, чтобы обеспечивать любыми поставками таких умников как вы, посчитайте на досуге, сколько это, все утерянное стоит денежков и сколько народом труда вложено в то, чтобы все это произвести. А сколько вреда вы нанесли бы подводным жителям своими мазутными скобами?». А в заключение совсем «ошарашил»: «Так будете трудиться, так хозяйствовать, то и всю матушку- Россию скормите рачкам-паучкам. Только одна беда от вас, «вербота» вы пришлая! Вам Сахалин и Курилы нужны только из-за «длинного» рубля!». Не сказав больше ни слова, он, не оглядываясь, важно пошел на борт своего корабля переодеваться.
Следующая наша встреча произошла только спустя 4 года. Стоял «золотой» октябрь. Я, начинающий судоводитель, на РМБ «Евгений Леонов», находился в районе острова Жикотьи с Тихоокеанской стороны. Судно наше занималось приемкой «бриллиантовой жемчужины» океана от добывающих ее судов.
В один из промысловых дней, будучи свободным от вахты, отдыхая в каюте, через открытый иллюминатор вдруг услышал знакомое: «Я академиев…». Высунув голову в «люмик», я увидел под бортом нашей РМБ судно СРТМ, сдающее нам свой улов сайры. А на его палубе - нестареющий боцман Портнов «беззлобно» воспитывал, как ему казалось, медленно работающих матросов. Спросив разрешение у своего капитан-директора, я спустился по штормтрапу на СРТМ.
- Да... вот дела, уважил, так уважил старика! – тепло улыбаясь, воскликнул Дмитрий Иванович, как только я ступил на палубу его корабля.
Уже тогда, скорее всего, так называемое «шестое» чувство подсказывало мне то, что не такой он, Иваныч, грозный «деспот». И, по прошествии десятилетий, я убедился в правильности своих предположений.
А сейчас же передо мной стоял – одна суровость, хотя в глазах нет, нет да и «заискрятся» «бесики-смешинки» и, не выпуская мою ладонь из своей жилистой «лапы», поросшей рыжей «шерстью», он смотрел на меня с отчего-то грустным выражением лица. Та встреча была недолгой. Поговорили о том, о сем. Правда, и за этот короткий промежуток времени боцман успел вставить в канву разговора свое: «Смотри, Ванюшка, на жизнь трезво, а с «балбесов» примера ни в чем и никогда не бери». Время пролетело, как мгновение. И вот уже, закончив сдачу сайры, моряки-рыбаки тоже присели на крышку трюма и дружно потянулись к моей распечатанной пачке «Стюардессы». Надо сказать, что в то время отсутствие курева на судах, вернее перебои с его доставкой, было настоящим «бичом» и проблемой для любого курящего члена экипажа любого судна. Из-за чего на эту тему и родилось в ту пору множество баек-небылиц. Но об этом как-нибудь в другой раз поговорим. А тогда дружно все закурили, но надо было «разбегаться»: «промысловая погода – деньги в рейсе!» «Ну, бывай, мил человек! И всегда помни, что я тебе говаривал», – прокричал с отходящего судна Портнов. Еще два или три раза СРТМ Дмитрия Ивановича подходил и сдавал нам свой улов, но из-за моей занятости по работе нам не удавалось снова поговорить «по душам», а так все лишь привет, да привет, да как дела. А вскоре и вовсе нас «перебросили» в Татарский пролив на приемку не менее деликатесной рыбы – иваси. Много воды «утекло» после той нашей встречи на промысле, прежде чем мы встретились вновь.
…За «иллюминатором» «семимильными» шагами шагала перестройка. Уже и об «экономика должна быть экономной» все дружно забыли, а в ходе была новая идеология, что-то в роде борьбы с виноградниками, но речь сейчас не о том.
Я, уже будучи капитаном РС «Хатырка», работая в некогда процветающей Корсаковской БОР, стоял со своим судном в ремонте на стапеле в порту славного города Холмск. Ремонтные работы шли так себе - «ни шатко, ни валко», где силами экипажа, но в основном рабочими СРЗ. Постоянно ощущалась какая-то неопределенность с поставкой ЗИПа к двигателям. Постоянно срывались сроки, замечу, заранее спланированных работ. Отыскать виноватых не представлялось возможным, да и смысла их искать не было, ибо в то время практически никто и ни за что не отвечал. Вот и приходилось «носиться» с одной планерки на другую, с Холмска в Корсаков и наоборот. Как будто бы на одном совещании все вопросы порешали, но на завтра все снова без каких-либо изменений. Короче говоря, «мели Емеля – твоя неделя» продолжалось изо дня в день, так что приходилось применять не на словах, а на деле пресловутое – ты мне – я тебе. В один из рабочих дней, осматривая с инженером-корпусником подводную часть судна, я услышал знакомое: «Я академиев не кончал…», доносившееся с соседнего корабля так же, как и мы, стоящего на стапеле. И как только были решены рабочие вопросы с корпусником, я, не мешкая, поднялся на борт «соседа», где и произошла очередная обоюдоприятная встреча.
Дмитрия Ивановича время практически не коснулось. Он предстал перед моими глазами все таким же крепышом – «грибом – боровиком» и выглядел, как и в предыдущую нашу встречу, так же, разве что теперь он был еще и с пышными усами, да виски его «прихватила» белая изморозь.
После многих почему? Да, как и, что делать? Какими судьбами? – я с упоением слушал, теперь уже не обидные нравоучения – как из ничего сделать что-то или что-то вроде – как из «дерьма» сделать «конфетку».
Уже в ту пору явственно ощущался дефицит во всем и не только в продуктах, хотя, однако же, за наличные деньги или по пресловутому «обмену» или как тогда еще говорили «бартеру», можно было купить абсолютно все. И, конечно же, мы все понимали, что такие покупки и «мены» мы делаем у «ворюг», как оказалось у «родителей» зарождавшегося нового класса – бизнесменов. А тогда, зная кто они, эти «умельцы», и откуда у них все это добро, мы сознательно платили им требуемые суммы, ибо как твердо знали, что стоять в ремонте и ждать поступления запасных частей по закону все равно, что ожидать с моря погоды или покуда «рак свистнет». «Дракон» Портнов всеми фибрами души ненавидел этих «дельцов – хапуг». Он по-другому их и не называл, тем более знал каждого из них наперечет, на что они беззлобно отхихикивались.
Так вот, благодаря этой «смычке», мы перекупали по мере средств и договоренностей с руководством собственной базы все необходимое из ЗИПа, и именно поэтому не на одну неделю сокращали сроки нахождения судов в ремонте.
Много вечеров мы провели в беседах о «бытие» с Дмитрием Ивановичем. Очень трудно было его разговорить о личностном, но когда это удавалось, то моему удивлению не было границ – настолько необычной судьбы был этот, простодушный с виду человек. Распознать в нем неординарную личность поспособствовало и близкое знакомство с его «сударушкой» - Машенькой. Но об этом поподробнее в следующий раз.
(Продолжение следует)
Иван Сотник
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»