Фото №13
Фото №2
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
05.03.2009 «ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ – НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»
Новый 1965 год Дмитрий Иванович Портнов встречал в должности старшины Нижне-Михайловской заставы Иманского погранотряда. Служба протекала по устоявшемуся режиму и порядкам, которые внедряли вновь прибывшие на службу командиры. Новый начальник заставы лейтенант И. Стрельников, осмотрев свои «владения», дал команду старшине Д. Портнову укрепить наблюдательные посты и продумать возможность несколько срезать крутой склон левого берега реки Уссури, чтобы в случае необходимости, особенно в зимнее время, можно было бы беспрепятственно заехать на остров Даманский.
Осень в тот год выдалась дождливая, и задуманное сделать не удалось, о чем через скорое время многим и многим пришлось горько пожалеть.
Заканчивался декабрь 1968 года. Служба шла без особых изменений, только китайцы вот уже второй год вели себя безобразно, то голый зад нашему берегу показывали, то гадости выкрикивали на плохом русском языке, а то, бывало, и постреливали, правда, без причинения вреда нашим пограничникам и самой заставе.
«Мы, - рассказывает Дмитрий Иванович, - там служившие, знали подоплеку и откуда «ноги растут» в тогдашнем поведении китайцев. Не секрет, что в соответствии с общепринятой практикой границы на реках проводятся по главному фарватеру. Однако, пользуясь слабостью Китая, еще царское правительство сумело провести границу на реке Уссури иначе – по урезу воды вдоль китайского берега. Таким образом, вся река и находившиеся на ней острова оказались российскими. Это положение сохранилось и после Октябрьской революции, и после образования Китайской Народной Республики в 1949 году – и это никак ни влияло на советско-китайские отношения. И лишь в конце 1950 годов, когда между руководством КПСС и КПК возникли разногласия, обстановка на границе стала постепенно обостряться.
Сам же остров Даманский, по некоторым данным, возник на реке Уссури только в 1915 году, а до этого он представлял собой выступающую часть китайского берега, такой себе полуостров – коса. Речная вода размыла перемычку, и после этого на реке появился остров.
В канун нового 1969 года начальнику заставы присвоили звание старший лейтенант, а старшине Портнову поступило предложение готовиться к поступлению в военное училище. Но это все предполагалось на предстоящее лето, а до него еще надо было дожить, ибо впереди были события, которые многое переменили в их жизни. В марте 1969 года в районе острова Даманский на реке Уссури произошло боевое столкновение между советскими и китайскими войсками. В советской прессе того времени публиковались репортажи с места событий, письма граждан СССР по этому поводу, а вот о самом сражении писалось мало. После всего произошедшего и вовсе, на долгие года, тема Даманского исчезла со страниц советской печати. Исследование боев на Даманском, как утверждают историки, осложняется недоступностью советских и китайских военных архивов.
В конце 1960-х годов Даманский располагался в Пожарском районе Приморского края, граничащем с китайской провинцией Хэйлунцзян. От советского берега до острова было около 500 метров, от китайского - порядка 300 метров. С юга на север Даманский вытянут на 1500-1800 метров, а его ширина достигает 600-700 метров. Цифры эти достаточно приблизительны, поскольку размеры острова сильно зависят от времени года. «Весной, – продолжает свой рассказ Портнов, – Даманский заливают воды Уссури, и он почти скрывается под водой, а ближе к осени, когда схлынет полная вода, он приобретает выше перечисленные параметры.
Напряжение в районе Даманского нарастало постепенно. Вначале граждане КНР просто выходили на остров. Потом стали выходить с палками, плакатами, ножами. Наиболее ожесточенная схватка произошла 22 января 1969 года, в результате которой советские пограничники отбили у своих китайских «коллег» несколько карабинов и автоматов. При осмотре этого оружия выяснилось, что патроны уже находились в патронниках, то есть были готовы к применению.
Советские командиры отчетливо понимали, насколько неблагоприятно складывается обстановка, и потому все время призывали своих подчиненных к особой бдительности. Были приняты кое-какие превентивные меры – например, до 50 человек увеличили штат каждой погранзаставы. И, тем не менее, события 2 марта оказались для советской стороны полной неожиданностью, что во многом объясняется недостаточно умелой работой разведки».
После долгих уговоров старшина в отставке Портнов поведал мне подробности того первого боя на Даманском, произошедшем 2 марта 1969 года:
- В ночь с 1 на 2 марта 1969 года около 300 военнослужащих китайской армии переправились на Даманский и залегли на более высоком западном берегу острова среди кустов и деревьев. Экипировка китайских солдат вполне соответствовала погодным условиям. Вооружены они были автоматами АК – 47, а также карабинами СКС. У их командиров имелись пистолеты ТТ. Все оружие было китайское, изготовленное по советским образцам. Магазины с патронами хранили в нагрудных патронташах – по три справа и слева. Все китайские солдаты были в белых маскировочных халатах, такой же маскировочной тканью они обернули свое оружие, шомпола залили парафином, между штыками и деревянными частями карабинов загодя положили плотную бумагу – чтобы не гремели. И еще одна деталь: в карманах китайцев не было никаких документов или личных вещей, кроме цитатников Мао.
До сих пор точно неизвестно, в котором часу они вышли на остров. Но поскольку температура воздуха в ту ночь опускалась до – 15 С, то можно предположить, что нарушение границы произошло где-то от 3.00 до 5.00 утра.
Для поддержки высадившегося на Даманский подразделения на китайском берегу предусмотрительно были оборудованы позиции безоткатных орудий, крупнокалиберных пулеметов и минометов. Здесь же дожидалась своего часа пехота общей численностью в 200-300 человек. В ночь на 2 марта на советском наблюдательном посту, как и ежесуточно в последние полгода, находились двое пограничников, но они ничего не заметили. Конечно, в этом свою роль здесь сыграли удаленность поста от острова, шедший всю ночь снег, а также ограниченная видимость через оптические приборы того времени.
Таким образом, выдвижение китайцев было хорошо организовано, отчего и прошло скрытно. Более того, прошедший около 9 часов утра советский пограничный наряд ничего подозрительного не обнаружил. Только примерно в 10.40 на советском наблюдательном посту заметили активное передвижение группы вооруженных людей (численностью до 30 человек) от Китайского погранпоста Гунсы в направлении Даманского. Наблюдатели немедленно сообщили об этом по телефону на заставу Нижне-Михайловска, находившуюся в 12-ти километрах южнее острова.
Начальник заставы, старший лейтенант И. Стрельников, дал команду старшине Портнову поднять заставу «в ружье», а сам позвонил оперативному дежурному Иманского погранотряда. Личный состав заставы погрузился в три машины – головной на ГАЗ-69 (Стрельников и еще 7 человек, за водителя - старшина Портнов), БТР-60 ПБ (примерно 13 человек, старший -сержант В. Рабович) и ГАЗ-63 (12 пограничников во главе с младшим сержантом Ю. Бабанским). ГАЗ -63 был ремонтной машиной с довольно слабым двигателем, поэтому по пути движения к острову отстал от основной группы на 15-20 минут. Именно этот недостаток автомобиля спас жизнь Бабанскому и нескольким солдатам. А в это время ГАЗ-69, управляемый старшиной, уже подъезжал к южной оконечности острова. В командирском «газике» были сплошь одни дембеля, проверенные службой, дружбой и временем бойцы.
Спешившись, пограничники двинулись в направлении китайцев. К этому времени и БТР достиг Южного края острова Даманский, а группа Рабовича пошла к острову параллельным курсом группе старшего лейтенанта Стрельникова.
Рядом с Портновым шел фотограф Колька Петров, который на ходу снимал происходящее кинокамерой, а также фотоаппаратом. Приблизившись к китайцам (около 11 часов), Стрельников выразил протест по поводу нарушения границы и потребовал, чтобы они покинули территорию СССР. В ответ один из китайцев что-то громко выкрикнул, и раздались два пистолетных выстрела. В это время первая шеренга китайцев расступилась, а вторая внезапно открыла автоматный огонь по советским пограничникам.
Начальник заставы и еще пять человек из группы Стрельникова погибли сразу, а раненый в правое плечо и левую ногу старшина Портнов каким-то невероятным усилием переместился за единственное спасительное укрытие, если можно так назвать полусгнивший пень давно спиленного дерева, и открыл прицельный огонь по окружавшим его китайцам. Он отчетливо помнит, что рядом заработал и еще один автомат, это фотограф Колька нашел в себе силы нажать на спусковой крючок «калаша». Сколько длился этот «ад», Дмитрий Иванович не знает. Очнулся он уже в госпитале, и на календаре было 16 марта. В ту пору он еще не знал, чем закончился бой по выдворению китайцев 2 марта, не знал он, и вообще не предполагал, что всего сутки назад китайцам устроили такую «веселую» жизнь, так «знатно» их подпихнули с нашей территории, что больше они никогда уже не помышляли мериться силами с советскими солдатами. Много позже, тогда еще старшина Портнов, узнал, что группа Рабовича, прибывшая на БТРе, попала в засаду: несколько пограничников из его группы были убиты и ранены, оставшиеся в живых оказались посреди замерзшего озера на виду у китайцев. Часть из них ринулась в атаку на горстку советских бойцов, пограничники приняли неравный бой и отстреливались до последнего патрона. К этому моменту подоспела группа Бабанского. Заняв позицию на некотором удалении, пограничники встретили наступавших китайцев плотным огнем из автоматов. Но они уже достигли позиций остатков из группы Рабовича и безжалостно добили раненых солдат выстрелами в упор и холодным оружием. Единственным, кто чудом выжил, был рядовой Г. Серебров.
Между тем Бабанский и его подчиненные продолжали вести неравный бой. В группе оставалось все меньше бойцов, быстро кончались боеприпасы. Оценив ситуацию, младший сержант принял решение отходить к стоянке машин, но в этот момент китайская артиллерия накрыла ГАЗ-69 и ремонтный автомобиль. Оставшиеся в живых укрылись в БТРе и даже попытались въехать на остров, чтобы хоть чем-то помочь погибающим товарищам. Но это им не удалось, поскольку берег оказался слишком крутым. После нескольких неудачных попыток одолеть подъем, БТР отошел в укрытие на советском берегу. В это время и подоспел В. Бубенин со своими солдатами.
Продолжение следует
Иван Сотник
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»