Фото №7
Фото №9
Фото №4
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
04.04.2009 «ЛУЧШЕ ТАМ, ГДЕ МНОГО ИГРУШЕК»
Как и было обещано нашим читателям, мы вновь возвращаемся на заседание административной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, прошедшее 27-го марта. Только на сей раз разговор пойдет о персональных делах несовершеннолетних и родителей или иных законных представителей несовершеннолетних, не выполняющих родительских обязанностей. Поразило прежде всего то, что к рассмотрению предполагалась целая кипа, иначе не скажешь, персональных дел. Не поленилась и пересчитала, сколько же их значится в повестке. Оказалось, персональных дел несовершеннолетних – 27, персональных дел родителей или иных законных представителей, не выполняющих родительских обязанностей – 23. А если учесть, что заседания комиссии проходят регулярно, два раза в месяц, представляете, сколько же у нас в районе неблагополучных (на комиссию ведь благополучных не вызывают) подростков и родителей, не исполняющих свой гражданский долг. Понятно, что осветить все не представляется возможным. Вот только несколько из них, наиболее показательных.
Первыми заслушивались на комиссии мама с сыном одиннадцатиклассником, который был задержан у к/т «Союз» за появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения. На вопрос членов комиссии, знал ли юноша о том, что он нарушает закон, тот спокойно отвечает, что все знает, все понимает. А почему же пьет все то же злополучное пиво? – пожимает плечами. Можно предположить, что это стадное чувство. Ан, нет, пил из всей компании только он. Причем, стоит заметить, что этот ребенок из вполне внешне благополучной семьи, учителями характеризуется положительно, активно участвует во многих школьных мероприятиях, и, что самое поразительное, спортсмен-футболист! Что же все-таки толкает его к распитию спиртных напитков, причем, его персональное дело рассматривается на комиссии уже второй раз, первый – за то же самое? А ответ лежит на поверхности – мама сама лично призналась, что в семье ему наливали и пили с ним шампанское, когда ему исполнилось 16 лет. Говорила она это совершенно спокойно, как о само собой разумеющемся деле, не выходящем за рамки обыденного. А отсюда и у мальчика такое отношение к алкоголю, чему уж тут удивляться? Учитывая, что его персональное дело рассматривается неоднократно, члены комиссии единогласно голосуют за максимальный размер штрафа – 500 рублей. Хорошо, если это послужит уроком и ребенку, а самое главное, его маме, и она сделает из этого соответствующие выводы.
Следующим заслушивается персональное дело молодой неработающей женщины, которая имеет троих детей. Старший ребенок, 2002-го года рождения, был обнаружен нарядом милиции у магазина около восьми часов вечера. А из школы он должен был прийти в пять часов. Где ее сын, чем занимается в это время? – маму это совсем не волнует. А ребенок одет легко, на ногах – обувь явно не по сезону, озяб так, что едва мог передвигаться. «Я откуда знаю, чего он там стоял?», такова реакция мамы. А ребенок просто не хотел идти домой, где его не ждет ничего хорошего. Антисанитария такая, что даже видавшие виды сотрудники милиции и отдела опеки и попечительства содрогнулись. Куча не стираной одежды, понятия о постельном белье дети не имеют, полы - даже трудно определить, какого они изначально были цвета, по детским кроваткам размазаны фекалии. Словом, дети находятся в этой квартире на грани выживания. 17-го марта всех трех детей забирают из дома, отвозят в детское отделение ЦРБ, а затем помещают в социально-реабилитационный центр. Напомню, заседание комиссии проходило 27 марта. За все это время горе-мамаша даже не поинтересовалась, где ее дети, что с ними, куда их вообще увезли? Это нормально?
Но самое возмутительное, что она убеждена в собственной невиновности и ведет себя нагло и агрессивно. На вопрос, почему нельзя неработающей, еще достаточно молодой женщине, навести порядок в квартире, заявляет: «Я не могу столько воды носить» (?!). По-моему, чтобы отмыть квартиру, достаточно не так уж много воды. Но ей лучше поспать до трех часов дня, чем заниматься своими прямыми обязанностями по воспитанию детей. Причем, следует отметить, что на учете она состоит уже с 2002-го года, и все это время комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав пытается ей помочь. Предлагали отдать детей на дневное отделение социально-реабилитационного центра, где дети были бы ухожены, накормлены и под присмотром. А самой, соответственно, устроиться на работу. Даже место работы нашли – нянечкой в детском саду. Кстати, тоже не плохой вариант, и дети бы всегда были при ней. От нее лишь требовалось пройти медицинскую комиссию, но и этого сделать она не удосужилась.
Понятно, что в таком доме, с такой мамой, детям не то что неуютно, они туда даже ехать не хотят. Когда их везли из больницы, они хором спрашивали: «А куда вы нас везете, в тот дом, где много игрушек (они имели в виду реабилитационный центр) или к маме? Лучше туда, где много игрушек». Об этом рассказывали ей на комиссии те, кто занимался этими детьми. Не это ли самое страшное должно быть для матери? Она же и бровью не повела, похоже, ей совершенно безразлична судьба ее собственных детей. Так не лучше ли, прежде всего для детей, изолировать их от такой, с позволения сказать, мамаши? Что и было решено сделать – передать документы на лишение родительских прав в суд. И вы знаете, показалось, что она даже вздохнула с облегчением, ей это явно на руку. По крайней мере, признаков хотя бы огорчения на ее лице заметно не было. Как страшно-то! Куда мы катимся, если родители так легко и беззаботно могут расстаться со своими детьми? И где гарантия, что, сдав этих детей на попечение государства, она не родит новых, которых ждет такая же участь? Но бывают и такие родители, которые готовы защищать своих детей, не жалея живота своего. Это похвально, конечно, но только надо знать, где и от кого защищать. От вошедших в зал, как выяснилось позднее, мамы и бабушки следующего правонарушителя исходила такая агрессия, что она ощущалась буквально физически. Сейчас мы вам тут покажем, как наше дитятко обижать! А это дитятко, пятиклассник, вероятно понимая и осознавая собственную безнаказанность (еще бы, при таких-то защитниках!), пнуло свою одноклассницу по ноге, при этом оскорбив ее всячески. Мама с бабушкой глубоко убеждены, что «это такая девочка, что не бить ее просто нельзя». Да какая бы она ни была, кто дал ему право применять физическую силу – именно это пытались объяснить и маме и наиболее агрессивно настроенной бабушке, пытавшейся даже оскорблять членов комиссии, все присутствующие. После длительной беседы, кажется, до них все же дошло, что здесь их не хотят унизить либо наказать, а хотят помочь. По крайней мере, уходили они с комиссии уже не такими агрессивными. Надеемся, они все правильно поняли и сумеют объяснить это и ребенку. Ведь именно из семьи должны исходить те непреложные нравственные истины, которыми, в отличие от животных, должен в своей жизни руководствоваться человек. И от того, как правильно эти истины понимают взрослые и сумеют объяснить ребенку, как это ни банально звучит, зависит его дальнейшая жизнь.
Полина Фелицына
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»