Фото №7
Фото №12
Фото №8
Фото №1
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
09.04.2009 «ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ – НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»
Три дня не было мороза, и туман невидимо работал под снегом. Тропы и дорожки стали совсем рыжими и горбатыми. К обеду небо «пролысилось» и леса стали голубеть все больше и больше, пока не сделались совсем фиолетовыми. Точно, будет перемена погоды, вот и собачий лай тому подтверждение.
Уже больше десяти часов я нахожусь в гостях у четы Портновых. И что удивительно, это время пролетело совсем незаметно в наших беспрерывных разговорах, да и Маша три раза стол накрывала. Но надо спать, ибо поутру мне предстоит много чего выслушать, уточнить в рассказанном Дмитрием Ивановичем. Еще в бытность своей работы боцманом на добывающем флоте его на всех без исключения пароходах называли «человек – совесть». И называли поделом и столь часто, что это прозвище за ним так и «приклеилось», да так крепко, что другой раз в разговоре сторонних людей зачастую приходилось слышать: «Это какой Портнов? А, боцман – «человек-совесть», ну, тогда все понятно – этот не соврет». После сравнительно теплой ночи солнце встало сразу жарко и в полной тишине. Только в самое светлое время утренний свет встает раньше меня, но и то я все – таки встаю непременно до выхода солнца. А сегодня – конфуз. Проспал. «Ты что, спать сюда приехал, или нас, стариков, проведать», – услышал я сквозь сон, а следом мягкое: «шлеп», «шлеп». Это Машенька полотенцем незлобиво «огрела» своего заполошного мужа, догадался я. «Вот всегда ты такой – ни за что не дашь отдохнуть человеку». «Да что я, изверг какой», – продолжалась беззлобная перепалка. «Ну-ка, давай за стол, соня, а то все стынет, еще чего и Царствие небесное проспишь». На столе и взаправду паром дымились горячие оладьи и зарумяненные творожные блинчики. Машенька, как всегда, как будто и не ложилась, а все хлопотала на кухне.
И так всегда – в каждый мой приезд к ним.
- Да, Ванюша, совсем я запутался, – начал Дмитрий Иванович, как только мы закончили завтракать. - Понимаешь ли ты, какая-то нестыковка, я бы сказал, несуразица получается, какой-то «ералаш» в голове. Прочитал я все номера ,что ты привез, и «Восход», и «Огни Корсакова», все сравнил еще и с тем, что неоднократно Сахалинское ТВ показывало и комментировало, да и «Советский Сахалин», как оказалось, тоже в стороне особо не остался, и пришел к неутешительному выводу. Если в чем ошибаюсь, то ты уж поправь старика. Так вот, не все благополучно, как я уже отмечал, в Корсаковском «королевстве». Видать мэр-то ваш упертый малый, уважаю целеустремленных, в добром понимании этого слова, где-то, кому-то крепко «перешел» дорогу и не абы кому, как я разумею, а чиновникам самого что ни на есть высокого ранга. Почему я так решил? А очень просто. Ты же мне сам только что рассказывал, что он не коммунист, не «единоросс», не «ЛДПРовец». А раз так, то просто-напросто кому-то, как кость в горле, и политика здесь ни при чем. Его ломают, так сказать, через колено только с одной целью – любой ценой, любым способом убрать с должности, а если одним словом, то это - «заказуха». И попомнишь, Ваня, мое слово, эти, мягко сказать, «заказчики» ни перед чем не остановятся и своего добьются. Вот только будет ли прок от этого жителям вашего города и района, то это еще «бабка надвое сказала!» Понимаешь ли, я «академиев» не кончал, но разумею так, - начал заводиться «человек-совесть», - в вашем районе или уже водятся большие «гроши» или в скором времени появится их приличное количество, вот тут-то «собака и зарыта». А ваш мэр Зливко эти денежки начал вкладывать, надо полагать, не посоветовавшись или не поделившись, в очевидное – в нужды района, во всевозможные ремонты от подвалов и до крыш, в налаживание отопления, в обеспечение города пресной водой, в мост, наконец, чего не делалось вообще, как и у нас в том числе, вот уже которое десятилетие. Полагаю, за эту его непримиримость, за несговорчивость и «ломают» его почем зря. Но еще больше непонятно мне – что ж народ-то ваш молчит? Что ж он-то, что ж господа от бизнеса не встали, как единое целое, в защиту этого человека. Ему, народу-то, что, все по «барабану», кто придет на смену нынешнему, который раскрутил маховик таких грандиозных, не побоюсь такого слова, перемен к лучшему в городе, да и в районе в целом. Если бы по мне, то давайте меняться! Забирайте с потрохами нашего со своей его «Единой Россией» и отдайте нам вашего беспартийного Зливко.
Понимаю, понимаю, Ваня, что это я уже околесицу несу. Дай хоть помечтать. Понимаю я, и хорошо понимаю, – «высшее» руководство ни за какие шиши этого не допустит. Видать, нынче крепкие хозяйственники не в почете, жаль, очень жаль, что бездарям как раз везде зеленый свет. Вот по себе знаю, каждому капитану, где бы я ни работал, докладывал о готовности корабля к рейсу только после того, как сам пройду, полезу, на животе проползу весь пароход по всевозможным заначкам и шкерам от трюма и до клотика, покудова все – все не потрогаю и не проверю своими руками. Так это же пароход, а то весь город со всей его неоднозначной инфраструктурой. Никогда не понимал и оттого не приветствовал, когда тебя за твою же инициативу раз – и   по рукам, а то и в «рыло», мол, каждый сверчок, знай свой шесток. Сколько такого было в совдеповское время. Помнишь: «Инициатива наказуема»? Но было же – кто тащит, на того и грузят! Вроде бы и времена сменились, так сказать, «строй» или «режим», как кому будет угодно, а в этом вопросе все то же, а то еще, пожалуй, и покруче. Особо, Ваня, меня бесит, когда меня начинают учить жить. От злости на такие нравоучения, мне кажется, у меня даже характер стал сквернеть, по крайней мере, так Маша говорит. Дошло до того, что «учителям» газетным и телевизионным вроде Сванидзе, а в особенности, всем, кто достаточно моложе меня, я стал говорить: «Кто вы вообще такие, кто вам дал право поучать и направлять, что вы вообще знаете о жизни простого народа, тем более, что мне армейская шинелька уже шею терла, а вас, умники-учителя, еще и в проекте не было! Яйцо же курицу не учит, и вообще, не лезь поперек батьки в пекло!
Продолжение следует.
Иван Сотник
 
Вот моя наука, вот мои академии – трудовая книжка да военный билет, и мне не стыдно ни перед единым человеком на этом свете за то, как жил и работал. А вот по закону, единому закону, я не то, что обязан, я согласен, я рад жить, но повторяю, по единому для всех, а не по тому, при котором тебя, меня, любого, могут жучить, обгаживать, поносить, как собака рваную тряпку, душить всевозможными уловками, хитромудростью и ложью циничной, что показательно и эпопее с вашим мэром Зливко.
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»