Фото №15
Фото №6
Фото №6
11.25(11)
   
РУБРИКИ
 
 
28.04.2009 ПЕРВЫЙ БЛИН - НЕ КОМОМ...
Как и было обещано нашим читателям, продолжаем обзор заседания «круглого стола» с представителями политических партий, функционирующих на территории нашего района. И если первые два вопроса касались, так сказать, политической обстановки непосредственно в нашем районе, то следующие вопросы, поставленные на повестке заседания, касались более общих проблем, проблем, поставленных на государственном уровне, но, так или иначе, причастных и к нашей с вами жизни. Итак, 3-й вопрос, предложенный к обсуждению, звучал так:
«Отношение к законопроекту о снятии с должности мэра представительными органами власти. Возможны ли сугубо личностные отношения (месть, конфликт интересов и т. д.)?
Колодкин: Считаю, надо исходить из того, каков будет механизм cнятия с должности мэра. Если он нарушил законодательство, то и на сегодняшний день есть определенный механизм его снятия. А если отдать в руки двух третей местного парламента право снимать мэра, то, я не думаю, что это хорошо и позитивно скажется на взаимоотношении двух ветвей власти. Конечно, если население выбрало мэра, то человек должен работать. Даже если исходить из того, что это борьба с коррупцией, не думаю, что такое решение может как-то дисциплинировать мэра, но ставит его в зависимость от двух третей депутатского корпуса, по-моему, это недопустимо. У нас существует две ветви власти, депутаты могут принимать решение, а мэр накладывать на это решение вето. А вот как может функционировать местное самоуправление, когда, допустим, две трети состава Собрания вправе снять мэра за то, что он наложил вето на их решение, непонятно. Думаю, это парадокс.
Лещук: Если учесть, что я работаю не в первом созыве, то мы уже сталкивались с подобной проблемой, когда необходимо было освободить мэра от должности, даже уже приняли такое решение, причем всеобщим голосованием, но сделать этого не могли. Я говорю об Осадчем. Не было рычагов воздействия. Проходить через всенародное голосование - это дело очень серьезное и затратное, поэтому, на мой взгляд, рычаги воздействия сейчас должны быть прописаны в законодательстве. Но, мне кажется, сейчас эта система прописана и отработана не в совершенстве, это, конечно, покажет практика. Но рычаги должны быть, чтобы Собрание могло влиять на работу мэра, она должна быть подотчетна Собранию.
Кошеверов: Да, я согласен, механизм какой-то должен быть. Я, конечно, был бы большим сторонником того, чтобы такое право было предоставлено губернаторам. Хотя на сегодняшний день у них есть право решить это через суд, пример – дело мэра п. Вахрушево. Но здесь нужно разграничить муниципальную власть от государственной, т.е. дать возможность муниципальной власти проявить большую инициативу. Я поверхностно, честно сказать, ознакомился с проектом этого закона, он ведь еще не принят, и хочу сказать, что, изучив основания, по которым мэр может быть снят с должности, думаю, даже Осадчего нельзя было в свое время снять двумя третями. Потому что основания в новом законодательстве настолько жесткие. Это человек уже должен был бы либо сидеть в тюрьме, либо в течение полугода вообще отсутствовать где-то за границей. А если он явочно ходит на работу, подписывает документы, то по этому проекту снять его с должности нельзя.
Яницкий: Я согласен с тем, что давление на исполнительную власть в лице мэра обязательно должно быть. Но у меня было бы другое, на мой взгляд, правильное предложение. Если представительный орган в лице Собрания находит причины, по которым мэр не соответствует занимаемой должности, не исполняет обязанности перед населением, они должны квалифицированно, большинством голосов, обратиться к губернатору. Тут получается двойной нажим. Они обращаются к губернатору, тот проявляет инициативу, назначает комиссию для рассмотрения и проверки. Исполнительной власти не всегда доступны документы для проверки, губернатору же они доступны всегда. И по итогам проверки он может обращаться в суд. И у меня есть еще одно предложение – и у мэра должна быть возможность по отношению к представительной власти выходить с инициативой об освобождении отдельных депутатов, которые не исполняют своих обязанностей. Это должен быть обоюдный процесс. Но для этого нужно конкретизировать и прописать все эти пункты в законодательстве.
Кузнецов: Безусловно, считаю, что рычаги влияния на исполнительную власть в лице мэра должны быть. Каким образом? Считаю, что ничего плохого в том, что инициатором воздействия на мэра будет представительная власть, нет. Ведь депутаты Собрания – не последняя инстанция, для этого есть суд, который установит, за что и почему мэр должен быть снят с должности. Верю, что судебные инстанции объективно подойдут к решению всех вопросов и сумеют разобраться. А потому не так просто будет снять мэра по тем основаниям, которые предъявят ему депутаты.
Шушаков: Учитывая то обстоятельство, что мы мэра избираем закрытым голосованием, то и его отрешение от должности должно происходить подобным же образом. Как прописать эту процедуру? Мне кажется, она должна быть прописана в Уставе. И, на мой взгляд, безусловно, инициатором здесь должно выступать Собрание, и именно оно должно вынести это решение на референдум. Ну, а мы должны сами обдумывать свое решение.
Титов: Если мэр плохо работает, то его однозначно надо снимать. Но как? Конечно, через суд. Не просто так, что собрались, решили что он нас не устраивает и сняли. Должна быть разработана специальная процедура по снятию, с обращением в суд. Есть еще один механизм. Каким образом собрать голоса? Достаточно, на мой взгляд, составить соответствующую анкету, разместить ее в СМИ, чтобы жители нашего района смогли высказать свое мнение. Они оставляют свои данные, анкеты сдают в определенное место, а потом все это подсчитывается. И если набрано энное количество голосов, то есть прецедент по снятию.
С репликой выступил лидер КПРФ А.Т. Кузнецов, который пожелал оппонировать своему коллеге по партии:
- Да, всенародно, безусловно, было бы предпочтительней выразить или не выразить доверие мэру. Но насколько сегодня возможно проведение референдумов, показало даже принятие Устава – его проведение невозможно, потому что 50 % и один голос. Этот механизм, согласен, наиболее демократичен, и всех бы нас устроил. Но для этого нужно, чтобы власть работала на референдум. А заставить мэра работать на референдум для того, чтобы его же еще и сняли, смешно.
Кошеверов: Коллеги, предлагаю подумать над такой вещью. Тут г-н Яницкий что-то сказал о конфликте «Единой России» и мэра. На сегодняшний день мы имеем и подавляющее большинство в Собрании, и мэр наш – «единоросс», поэтому политического конфликта-то и нет. А вот в следующем Собрании КГО мы можем получить превалирование, скажем, КПРФ, в условиях кризиса у них есть достаточно высокий шанс провести в Собрание большинство голосов. Также и ЛДПР имеет достаточно высокий шанс, это объективно. И протестное голосование может пройти не в пользу «Единой России». И тогда мы имеем другой конфликт – мэр - «единоросс» и Собрание, которому «ЕР» станет в оппозицию. Будет обратная ситуация, и еще неизвестно, какая из них будет сложнее складываться. И тогда компартия встанет в конфликт с мэром, потому что они будут требовать выполнения своих программ, а у мэра может быть своя позиция. И тут возникнет такое выяснение отношений!
Яницкий: У меня в связи с этим родилась такая реплика. Когда говорят о том, что население с трудом идет на выборы, и приходит на них меньше половины, то возникает вот какая мысль. Если бы наша Сахалинская Дума и Собрание вышли с инициативой внести поправку в избирательный закон России о вынесении штрафа за нежелание голосовать, то система голосования стала бы более совершенной, как в Австралии, например.
Кузнецов: Но для этого нам надо создать такое общество, как в Австралии – больше добавить нечего.
Хотя, по образному выражению г-на Кошеверова, что если чем мы и отличаемся от австралийцев, так только отсутствием кенгуру, подобная система у нас вряд ли сработает, это из области утопии. А вот мировой финансовый кризис - это реальность, а посему оставить его без внимания на этой встрече было невозможно. Поэтому следующий вопрос, предложенный к обсуждению, звучал так:
«Мировой кризис – причины, пути выхода. Ситуация в Корсаковском районе на данный момент – безработица, рост цен и коммунальных тарифов».
К этому времени, по уважительной причине вынужден был уйти с заседания «круглого стола» депутат А.В. Колодкин, поэтому обсуждение данного вопроса начал А.М. Шушаков:
 - Я не буду углубляться во всемирном масштабе, хочу высказать свою точку зрения на примере Корсаковского района. С учетом того, что даже и у нас в районе наблюдается рост безработицы, безусловно, нашей администрации срочно надо рассматривать вопросы, если они еще не рассмотрены, по вовлечению высвобождающихся работников в создание новых производств. Причем, обеспечивать им льготное предоставление арендуемых помещений с небольшой льготной арендной платой. Имеется в виду, для создания небольших индивидуальных предприятий. Пересмотреть уже сейчас расходы, связанные с эксплуатацией или работы коммунальных предприятий в части ужесточения непроизводительных расходов, в том числе и предоставление услуг и по теплу, и по воде. А резервы такие, безусловно, есть. Следующее – это сокращение численности, в том числе и аппарата, потому что все-таки у нас в аппарате достаточно много людей, которые, как мне кажется, недостаточно загружены работой. И в этой связи возникает вопрос и о сокращении средств на содержание нашего Собрания. И, в принципе, на мой взгляд, это в нашем районе можно легко сделать силами районной администрации.
 Яницкий: Я только что пришел с собрания, где администрация встречалась с представителями малого и среднего бизнеса, там звучали, в основном, цифры. Достаточно, на мой взгляд, назвать одну. На тысячу населения в Холмском районе приходится 78 предприятий малого и среднего бизнеса. У нас на тысячу – 26, уже в три раза меньше. Там в Собрании есть отдел, который занимается вопросами, связанными с развитием малого и среднего бизнеса, у нас такового нет. Нет такового и в администрации. Говорили о муниципальном рынке, что на «пяти углах», - ничего не делается. Говорили о том, чтобы налоги заморозить – к концу года увеличили налог за вывоз мусора малому и среднему бизнесу в три раза. Увеличили налог на землю некоторым предпринимателям в сто раз. О чем мы говорим? Т.е., с одной стороны, мы хотим, чтобы в Корсакове что-то развивалось, а сами губим это на корню. Мы должны здесь, на месте, принимать такие положения, чтобы создавать наиболее благоприятные условия для развития малого и среднего бизнеса. Второе – необходимо не сдавать площади в аренду, а продавать земли, как, к примеру, делается в Южно-Сахалинске, решением Собрания на 100 млн продано земли. У нас же с 2005-го года – ничего не продано.
Кошеверов: Во многом согласен с предыдущими ораторами. Все антикризисные меры изобретены еще раньше, в связи с теми кризисами, которые уже были раньше. На районном уровне что можно сделать? Все равно есть перекос, одни профессии становятся лишними, других - не хватает. Поэтому надо организовать перемещение людей. Пока человек сокращен, два месяца ему выплачивают заработную плату, надо создать условия, чтобы он мог переучиться бесплатно, получить новую профессию, и с ней вместе – новую работу. Что касается малого бизнеса, мало создать условия, надо еще людей научить элементарным вещам. Необходимо создать курсы, чтобы начинающие предприниматели могли постигнуть азы предпринимательства. И еще – необходимо и защитить местных предпринимателей. К примеру, взять наш хлебокомбинат. Почему мы должны поддерживать какие-то другие предприятия в ущерб нашему, местному? Также и по другим предприятиям. Дать возможность нашим производителям в первую очередь продавать свою продукцию на территории нашего района.
Кузнецов: Не так давно, в январе, у нас в администрации проходило собрание, на котором я задал вопрос мэру, - как вы видите перспективы развития нашего района в связи с тем, что закончено строительство в Пригородном? Ответ для меня был обескураживающим – постараемся за счет развития туризма. Ответ для нас однозначен – мы не знаем перспектив развития.
Согласен со своим оппонентом, г-ном Кошеверовым, - протекционизм нашим производителям, работодателям, безусловно, необходим. Например, у нас сейчас идет снижение добычи нефти на 13 % в сравнении с 2008-м годом. При этом разве мы не знаем, то наши рыбаки заправляют свои суда за рубежом, потому что там дешевле? Разве это протекционистская политика?
После обсуждения логичным было ожидать реплики, и она прозвучала от одного из присутствующих, а именно, от г-на Кошеверова. Но оказалась настолько непредсказуемой и непонятной, что повергла в легкое замешательство всех присутствующих – без объяснения каких- либо причин, неожиданно для всех, он решил покинуть заседание «круглого стола». И это несмотря на то, что, как он выразился, «ему было приятно и уютно общаться в подобном режиме со своими оппонентами». И, несмотря на то, что сам вышел с инициативой (помните, в первой части заседания?) озвучить хотя бы одну поправку в Устав, которую присутствующие хотели бы в нем видеть. Выслушать же их почему-то не захотел. Непонятно. Но, тем не менее, обсуждение вопросов продолжалось.
Приоритеты развития страны – рыночная или регулируемая экономика?
Яницкий: При советской власти строили в Корсакове дома и другие учреждения. С 1991-го года что мы построили?
 Ничего, только рушили, и это и есть как раз рыночная экономика. Мы создали армию миллиардеров и богачей, которые присвоили все, что мы строили. Я – за то, чтобы был и рынок, на уровне магазинов, общественного обслуживания и т. д. Но там, где государство имеет природные ресурсы, нефть, газ, нельзя отдавать в руки частного капитала. Сегодня прочитал в «Советском Сахалине», 23 члена правления Сбербанка получили по 41млн премии. Это о чем говорит? Кризис, многие не знают, как выжить, а они жируют, 51% от населения. Что, государство не может их приструнить?! Я за то, чтобы рынок существовал, но рынок регулируемый, как в Китае. Согласен с мнением, что рыночная экономика – это последний крах капитализма.
Лещук: На мой взгляд, в экономике ведущие отрасли должны быть в руках государства. Имею в виду транспорт, электроэнергия и все природные запасы должны быть в руках государства с тем, чтобы те отрасли, от которых зависит благосостояние трудящихся, не были зависимы от капитала. Сейчас у нас как? Стоит какой-то одной отрасли повысить цены на свою продукцию, по цепной реакции повышается все остальное. Тут я согласен с предыдущим оратором. Все ведущие отрасли должны быть в руках государства.
Шушаков: Мы жили в социалистической системе хозяйствования, понятно, что там были определенные перегибы, но, тем не менее, плановая система себя, в основном, оправдала. Безусловно, рыночные отношения в эту плановую систему надо вкрапливать, и нечего здесь изобретать велосипед. Но мне хотелось бы сказать о том, что важным условием нашего хозяйствования должна быть банковская система. И она, на мой взгляд, должна быть национализирована, потому что никакого влияния государства без активного участия в банковской системе не может быть. Мы видим, какая вакханалия творится, какие зарплаты позволяют себе банкиры и финансовые работники. Хочу сказать еще о том, что государство сегодня держит высокие ставки предоставления кредитов. Если государство примет решение снизить банковский процент до пяти процентов в год, это только повлияет положительно на платежеспособность населения, разовьет промышленность и даст толчок к экономическому развитию. Чем больше люди будут потреблять, тем больше услуг предоставлять. А сегодня за счет высокой кредитной ставки мы сами себя загоняем в угол и не даем развиваться. Считаю, что именно национализация банковской системы и снижение размеров по кредитованию способны вывести страну из того застоя, который мы сейчас наблюдаем.
Кузнецов: Хочу сказать, что с тех пор, как наше государство вступило в рыночную экономику, большинство людей поняли, что та плановая или, если хотите, регулируемая экономика во многом была оправдана для простого человека. Если уж мы сегодня говорим о том, что у нас и политика во многом регулируемая, как можно говорить об экономике, которая не регулируема. Еще Ленин сказал, что «экономика – это концентрированное выражение политики». Мы теперь все очень хорошо знаем, что такое инфляция. А между тем автор немецкого «Экономического чуда» Людвиг Эрхард сказал: «Инфляция – это не экономический закон развития, а дело рук дураков, управляющих государством». Это доказано всей историей.
Титов: Согласен с предыдущими выступающими, экономика должна быть регулируемой, нужна банковская реформа, снижение ставок, кредиты выдаваться должны не на один год. И установление единых тарифов на основные продукты.
Как видим, мнение всех присутствующих на обсуждении по последнему вопросу оказались однозначными. На этой минорной ноте и закончился этот беспрецедентный диалог. Совпало мнение руководителей политических партий и в плане того, что такие встречи нужно устраивать почаще, они полезны и важны в нынешних условиях. Возможно, это не последняя их встреча, и возможно, наши читатели захотят услышать мнения политических лидеров по каким-то другим вопросам. Мы ждем ваших предложений.
 
Полина Фелицына
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»