Фото №1
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
26.01.2008 «В ИСТОРИЮ МОЖНО ВОЙТИ...»
  29 сентября в нашей газете прошла публикация: «Нет» - трагедиям на дорогах». Напомню, речь в статье шла о программе Натальи Волосниковой «Ваше мнение», посвященной тревожной ситуации, сложившейся на дорогах Корсаковского района.
  И хотя с того времени уже прошел достаточный срок, мы решили вернуться к данному материалу, тем более, что статистика, приведенная в нем, заставляет о многом задуматься. И в первую очередь – о вкладе судебных органов в разрешение проблемы пьянства за рулем, безответственного отношения водителей к своим жизням и жизням окружающих. Неотвратимость адекватного проступку наказания – как фактор, влияющий на снижение дорожно-транспортных происшествий? Спорить не приходится, так оно в идеале и должно быть. Но «быть» и «есть», согласитесь, не одно и то же. Именно об этом на сентябрьской встрече с жителями города говорила ведущая программы «Ваше мнение» Наталья Волосникова. Приведу выдержку из статьи «Нет» - трагедиям на дорогах!»: «…Работая над программой, Наталья Волосникова обратилась к председателю городского суда А.К. Кан, который дал ей возможность поработать с восемью уголовными делами по ДТП. В каждом из них фигурирует виновник аварии, который был или пьяным за рулем, или превысил скорость движения. В каждом из этих уголовных дел – смертельный исход, в двух случаях – по два погибших. И что же? А ничего. Одно дело закрыто по причине психического заболевания виновного, в остальных же случаях виновники аварии получили по два-три года условно. Любой нормальный, здравомыслящий человек скажет, что вина водителей, ставших виновниками аварий, повлекших гибель людей, несоразмерна наказаниям. Однако председатель городского суда «успокоил» Наталью Волосникову: все делается в рамках закона. Учитываются и характеристики с места работы, и наличие в семье малолетних детей, и признание виновниками аварий своей вины. А то, что нет человека, - увы, жалко, конечно, но ничего не поделаешь…».
  Наверняка, каждый из нас может вспомнить «свой» случай из хроники ДТП Корсаковского района, когда несоизмеримость наказания прямо-таки бросалась в глаза – у многих на памяти трагическое происшествие в 1-й Пади, где в результате наплевательского отношения водителя к требованиям правил дорожного движения погибли три человека, их семьи осиротели. Всем известен и результат судебного разбирательства: виновник трагедии получил несколько лет поселения (!!!). Поймите правильно, никто не требует крови и крови, но, согласитесь, наказание должно быть адекватным содеянному…
  Вот мы и перешли к адекватности наказания за совершенный поступок. Корсаковцы, конечно же, в курсе так называемого «дела о наезде» мэра города на охранника фирмы «Тайгер-Амур», которое длилось без малого два с половиной года, и только недавно был вынесен обвинительный приговор. Сколько копий разбито вокруг самого рядового дела, в котором не было (просто не могло быть по определению) пострадавшего. Тем не менее – мэр получил «свои» условные три года. Почему такое произошло? Почему суд не принял во внимание доводы ответчика? Попробуем спокойно, без эмоций, разобраться. О самом «наезде» наша газета (да и областные в стороне не остались) уже подробно писала, поэтому сегодня, когда решение вынесено и нас не обвинят в давлении на суд, поговорим о тех несоответствиях и нестыковках со стороны истца, которые не были приняты во внимание. Итак, что мы имеем?
  Из приговора суда: 23 июля 2005 года в 12-м часу Зливко, являясь должностным лицом – главой муниципального образования (МО) Корсаковского района, с целью осуществления контроля за использованием земель на территории МО Корсаковского района, действуя в соответствии со своими полномочиями, предусмотренными п. 11 ст. 8 и ст. 33 Устава МО Корсаковского района, прибыл к охраняемой ЗАО «Тайгер-Амур» по согласованию с предпринимателем Чумак В.В. территории, расположенной по ул. Южно-Сахалинская, 2, в городе Корсакове.
  Уже с первых строк приговора видны нестыковки в решении суда. Полномочия мэра прописаны в статье 9 Устава муниципального образования, но никак не в восьмой. Но если все, же обратиться к 11 п. 8 ст., то он гласит, что в компетенции местного самоуправления находятся «контроль за использованием земель на территории МО Корсаковского района».
  Далее в приговоре говорится: Зливко превысил свои полномочия, предусмотренные ст. 16 Федерального Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 12 августа 1995 года (и вновь в приговоре сделана ошибка: этот закон не от 12, а от 28 августа). Впрочем, важнее другое. В упомянутой статье нет ни слова о каких-либо полномочиях главы МО. В ней лишь расписано: 1. Уставом МО могут быть предусмотрены должность главы МО – выборного должностного лица, должностных лиц; 2. Глава МО избирается гражданами, проживающими на территории МО…; 3. Глава МО…наделяется собственной компетенцией по решению вопросов местного значения в соответствии с Уставом…; 4. Наименование главы МО… и сроки полномочий определяются Уставом…; 5. Глава МО подотчетен населению непосредственно и представительному органу… Все. Никаких запретов для мэра в этой статье нет. Почему же она берется как основание неправомерности действий мэра? Может, опять случайно вкралась ошибка? Не многовато ли? Или эти документы указаны в приговоре суда для весомости и устрашения? Чем больше статей, тем лучше? А может, не было на самом деле никаких законных оснований препятствовать проезду мэра на ту территорию, вот и подбирались статьи, мало-мальски подходящие?
  Далее. Сторона обвинения утверждает, и это прописано в приговоре, что ООО ЧОП «Атлетик», где работал якобы потерпевший Липин, охраняло территорию «Тайгер-Амура» и территорию предпринимателя Чумака В.В. «по согласованию и договоренности. Правомерность договора никем не оспаривалась». А вот и неправда! К материалам дела приобщено заявление В.Чумака на имя Зливко, где он сообщает, что ЗАО «Тайгер-Амур» (с которым он делит территорию, прим. автора) «самовольно заняло часть территории, которая согласно межевому делу находится под приобретенными мною в собственность объектами недвижимости. Они также самовольно подключились к водонасосной станции и засыпали водосток, по которому шла вода от водонасосной станции в ручей. В результате нарушено функционирование водоотвода и не исключено, что вода зальет прилегающие территории.
  Машины на занимаемой ЗАО «Тайгер-Амур» территории находятся в крайне грязном состоянии, масло сливают прямо на землю, в результате чего вся территория загажена. С учетом всего вышеизложенного прошу разобраться по существу моего заявления…». Потому и поехал Зливко к Чумаку, ведь на вверенной ему территории творятся безобразия, а он, как глава, обязан за ними следить и создавать для жителей благоприятную среду обитания, как записано в Уставе, к которому так нравится обращаться обвинению. Ведь согласно статье 33 Устава (которая упомянута в приговоре) в компетенции главы МО находятся все вопросы местного значения.
  В версии стороны обвинения, взятой мною опять же из приговора, говорится: «При въезде на территорию, оборудованную шлагбаумом и воротами, охранник ООО ЧОП «Атлетик» Липин А.В., находясь при исполнении служебных обязанностей, действуя согласно должностной инструкции…не получив ответа от Зливко, представившегося мэром города, о конкретной цели проезда, желая воспрепятствовать проезду автомобиля на территорию ЗАО «Тайгер-Амур», стал закрывать ворота.
  Зливко, находясь за рулем, игнорируя правомерные действия охранника Липина,…превышая свои полномочия, не предусматривающие права беспрепятственного въезда главы….без какого-либо разрешения на любую территорию Корсаковского района, действуя умышленно…направил свой автомобиль на Липина, закрывающего ворота, ударив по правой створке, которая, отскочив, ударила последнего в область головы по каске. После этого…Зливко продолжил движение на последнего, сбив его с ног, в результате чего потерпевший упал на капот…Зливко продолжил движение. Находясь на капоте движущегося автомобиля и проехав на нем несколько метров, Липин упал на землю. Действиями Зливко потерпевшему были причинены повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы – сотрясения головного мозга, повлекшего легкий вред здоровью, а также ушиб мягких тканей поясничной области, приведший к обострению…остеохондроза поясничного отдела позвоночника.
  А вот как было на самом деле
   23 июля в 12-м часу Геннадий Зливко подъехал к территории бывшей ФОЛ, где на одной территории располагаются два предприятия: ЗАО «Тайгер-Амур» и авторемонтная мастерская предпринимателя В. Чумака. Зливко прибыл по приглашению В. Чумака с целью разрешить территориальный спор между двумя этими предприятиями.
  Подъехав к шлагбауму, посигналил. Вышел охранник. Зливко сказал, что ему нужно проехать к Чумаку. Охранник ответил, что в «Тайгер-Амуре» такого нет. Зливко пояснил, что ему в «Тайгер-Амур» и не нужно. Охранник попросил показать документы. Удостоверившись, что подъехавший - мэр, охранник сообщил, что ему нужно спросить начальника.
  В это время с территории «Тайгер-Амура» к шлагбауму подъехал автомобиль, и охранник показал водителю, как объехать опущенный шлагбаум. Затем закрыл одну створку ворот и вернулся в охранную будку и стал просто смотреть в окно. Зливко, убедившись в том, что охранник не собирается их пропускать и не предпринимает никаких действий, чтобы спросить на это разрешения своего начальства, решил проехать через преграду так же, как это сделал выезжающий автомобиль. Когда он начал маневр, охранник выскочил из будки, схватился за открытую створку ворот. Зливко надавил бампером на эту створку, она ушла из рук охранника, после чего он уперся руками в дугу на капоте. Зливко посигналил, охранник отошел в сторону, автомобиль проехал. Все. Больше ничего не было. Но как же кому-то была нужна причина, чтобы хоть за что-то зацепить неугодного тогдашнему руководству области Зливко, что из такого ничтожного инцидента раздули «мировой пожар».
  Корсаковцы должны узнать, что уголовное дело возбуждено Сахалинской областной прокуратурой. Хотя, если говорить точно, дел было два. Потом они были объединены в одно. Заявление, по которому было заведено первое дело, поступило в облпрокуратуру и зарегистрировано 23 июля в 18 часов. Это при том, что рабочий день в этом учреждении до 17 часов. Уже утром 24 июля оно было на столе корсаковского следователя. Быстро работают ребята (когда надо). Вот бы со всеми обращениями граждан так поступали! И тем же утром - следователь уже в Корсаковской ЦРБ, в палате у Липина. А тот, получивший такие «серьезные» раны, чувствуя головокружение и тошноту, собственноручно дописывает в протокол следователя очередную порцию лжи. Так откуда такая оперативность, спросите вы? А как же ей не быть, если к этому приложил руку сам губернатор Малахов! Об этом рассказал Геннадию Анатольевичу Георгий Карлов, бывший в то время руководителем аппарата администрации Сахалинской области, буквально накануне своего отъезда с Сахалина (бояться тогда ему уже было нечего). Второе дело было заведено и вовсе без личного заявления пострадавшего! Его до сих пор так и нет. Чудеса, да и только!
  Идем далее. Суд приговорил Геннадия Зливко по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, как должностное лицо, превысившее свои полномочия. Но 23 июля 2005 года – суббота, выходной день. В свой выходной Геннадий Зливко не являлся «официально должностным лицом», как это посчитал суд. Ведь не может же Зливко быть официальным лицом круглосуточно! Значит и полномочия его в выходные дни отличны от тех, что он может или не может совершать, будучи при исполнении. - Интересно, - спросил Зливко в суде, - если я залью своих соседей по дому, живущих этажом ниже, меня будут наказывать как мэра или как простого гражданина? И как были определены превышения полномочий, если все в той же ст. 33 Устава записано, что в его полномочия входят ВСЕ вопросы местного значения?
  Думаю, каждому известно, что происшествия с участием автотранспортного средства, рассматриваются как ДТП. Однако 23 июля 2005 года сразу после того, как Зливко выехал со злополучной территории следом за одним из грузовиков «Тайгер-Амура», он увидел, что с того сыплется гравий. Тут же пригласил и.о. начальника ГАИ Касима Чун Нам, чтобы тот лично убедился в нарушении водителем данной фирмы правил транспортировки. В судебном заседании Касима подтвердил данный факт, а также сообщил: «Про дорожно-транспортное происшествие речи не было» (цитата из приговора суда). Только на следующий день был составлен протокол по данному «происшествию», причем составил его Ю. Шишменцев. Но самое примечательное, что в этот период Шишменцев находился в отпуске. По идее-то, протокол этот и законной силы никакой не имеет. Справедливо было спросить: раз уж ДТП все же зафиксировали, так накажите за него: лишите прав, выпишите штраф, ну что там еще, не знаю. Ну, делайте же что-нибудь. Боритесь с нарушителем. А раз со стороны ГИБДД претензий нет – значит, нет и происшествия! Так зачем же мы просидели в суде более 30 заседаний?
  Доказывая версию совершенного на Липина наезда, сторона обвинения основывается на том, что потерпевший получил различные травмы и обращался за помощью в различные учреждения здравоохранения: скорую помощь, травмпункт г. Южно-Сахалинска, Корсаковскую ЦРБ, нейрохирургическое отделение областной больницы, в больницу УВД Сахалинской области, Сахалинскую дорожную больницу. На вопрос, заданный в суде потерпевшему, почему он менял лечебные учреждения, Липин ответил, что боялся расправы. Мне думается, метался потому, что в каждом лечебном учреждении врачи определяли, что все его болячки – липа (соответствует поведение гражданина своей фамилии). Вот и метался, а вдруг где-нибудь да прокатит?
  Допрошенные в суде медицинские работники этих учреждений говорили о том, что никаких видимых признаков травм у Липина не наблюдали. Это зафиксировано в протоколах судебных заседаний и на видеопленке.
  Так, врач областного травмпункта в своих показаниях суду сообщил, что никаких признаков травм у Липина не обнаружил, кроме остеохондроза. И если бы сотрясение было, то его проявление Липин бы почувствовал сразу. Он даже привел пример: если вы ударили палец, вам сразу больно, или потом? Так и здесь. Первичные рентгеновские снимки, сделанные 23 июля в областной травматологии, из материалов дела «испарились». Не потому ли, что они доказывали, что с Липиным все в порядке?
  Врач Корсаковской ЦРБ Александр Ри показал, что, заступив на смену утром 24 июля, узнал о новом пациенте. Придя на обход и осмотрев его, ничего у него не обнаружил. Сразу после этого ему позвонил В. Чепкий и сказал, что Липин переводится в нейрохирургию. На вопрос, для чего это нужно, ведь Липин практически здоров, Чепкий ответил, чтобы тот просто подготовил документы.
  Врач нейрохирургического отделения сообщил, что по прибытии Липина к ним в отделение и после его осмотра понял, что Липин – не их пациент. Однако «потерпевший» все же пробыл там три дня. Дольше его держать не смогли: есть более нуждающиеся в их помощи.
  Старший механик фирмы И. Котов показал в суде, что он сопровождал Липина вместе с фельдшером в травмпункт. Липин, сидя в машине, никаких признаков болевого шока не проявлял, курил. Скажите мне, как может человек, получивший сотрясение мозга, спокойно сидеть, да еще и курить!
  Фельдшер «Скорой помощи» подтвердила, что в травмпункте Южно-Сахалинска у Липина признаков сотрясения мозга не проявлялось, и вообще, он стоял в коридоре и курил.
   После почти месячного пребывания Липина в дорожной больнице, где также не выявили никакого нарушения здоровья, в его истории болезни появилась запись: «психически неуравновешен». Он и в суде вел себя неадекватно, кричал. Однако суд был к нему благосклонен и безоговорочно поверил всему, что им было сказано. А вот все показания врачей оставил без внимания (их показаний в обвинительном приговоре практически нет), мало того, поставил их под сомнение и дал определение, как несостоятельные, т. к. «они опровергаются заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы». Не хочу умалять профессионализм судебных экспертов, однако считаю просто оскорблением сомневаться в истинности диагнозов таких врачей, как: А. Обгольц, Ри Гван Ир, Л. Нюренберг, Е. Езжалова, П. Лисименко, Л. Марковская, Т. Щипкова, которые вот уже много лет спасают множество жизней.
  Почему же им не поверили? Вероятно, потому, что в обвинительной речи, озвученной помощником Корсаковского городского прокурора Мариной Козьменко, прозвучало, что корсаковские врачи находятся в зависимости от мэра, поэтому и дают заключения в его пользу. А как же клятва Гиппократа? И какая у медиков зависимость от мэра? Раз уж дошло до обвинительной речи, то сразу хочу сказать, что в момент ее оглашения в зале суда присутствующие заметили, что помощник прокурора часто путала фамилию потерпевшего. Сначала она звучала как Липин, затем вдруг преобразовалась в Ляпина, и так несколько раз. До конца речи присутствующие переглядывались недоуменно, шепотом переспрашивая друг у друга: так Ляпин или Липин на самом деле? Понятно, что все мы люди и имеем право ошибаться, но, когда это звучит из уст представителя прокуратуры, это, право, странно.
  Есть и еще одна странность. Оценивая компетентность медиков, суд противоречит сам себе. Смотрите. Сразу же, после обвинения медиков в несостоятельности, суд утверждает, что закрытая черепно-мозговая травма у Липина подтверждается выводами тех же самых врачей и, основываясь на них, делает заключение, что джип мэра сбил Липина. Так доверяет он им или нет? И почему именно джипом мэра были нанесены телесные повреждения? Ведь «происшествие» случилось в 11-45. А в травмпункт Липин прибыл в 17 ч. Где он был все это время? Работал? А может, его сбила другая машина? А может, он подрался? Упал по дороге? Да что угодно могло случиться за пять часов! А Зливко – отвечай!
  А вам интересно, как попал простой охранник в самое дорогое медицинское отделение – нейрохирургическое? Вице-губернатор, руководитель департамента здравоохранения области Золотухин рассказал, что ему позвонила Алла Любимова (в выходной день) и попросила обустроить в нейрохирургию пострадавшего человека. Это при том, что Алла Владимировна к тому времени уже почти месяц не работала главным врачом Корсаковской ЦРБ. Но это еще не все. На следующий день ему был еще один звонок - от Георгия Карлова, который повторил просьбу Любимовой. Откуда такое участие к судьбе рядового гражданина таких высокопоставленных лиц? Карлов объяснил просто – Малахов приказал.
  В приговоре суда говорится, что 23 июля 2005 года потерпевший Липин, не пропуская Зливко, выполнял должностные обязанности, и даже указаны пункты его должностной инструкции (должностные инструкции, между прочим, бывают только у должностных лиц). Вот только непонятно, какую инструкцию он исполнял 23 июля, если проезд на территорию предпринимателя Чумака производится беспрепятственно. И охране это известно прекрасно. Так почему же он его не пропустил? В своих же показаниях в суде Липин говорил, что Зливко показал ему бумагу, где была написана фамилия на букву «Ч», но он не знал, что фамилия хозяина автомастерской Чумак. Простите, но ведь со слов самого Липина (которые зафиксированы и в приговоре суда) известно, что он приступил к работе по охране данной территории 12 июля. Неужели до 23 июля он так и не узнал фамилии второго предпринимателя, к которому, наверняка, уже пропускал не одну машину? А вот запомнить более 500 фамилий работников «Тайгер-Амура» и сразу же сообразить, что человека именно с такой фамилией среди них нет, он смог! Чудеса, да и только. И что же это за такой секретный объект - территория «Тайгер-Амура», что охранник бросается на машины, как на амбразуру, спасая покой начальства?
  А секреты у фирмы были, да только сейчас всем известны. Не любит генеральный директор Панков платить налоги. И не только Корсаков недополучил в свой бюджет немалые суммы. Эта участь постигла и бюджет Хабаровского края. Из различных СМИ нашей страны известно, что генеральный директор Панков находится во всероссийском розыске именно за неуплату 170 млн рублей!
  А знаете, мне даже жалко этого несчастного Липина. Ценой собственного здоровья защищал шлагбаум, которого на том месте быть не должно! И это подтверждают документы, подписанные начальником Корсаковского ГОВД В. Казаковым и начальником отдела лицензионно-разрешительной работы Сахалинской области полковником Галета. Там ясно написано: шлагбаум установлен незаконно и должен быть перенесен на положенное место. Выходит, прав был Зливко, когда просто объехал это препятствие.
  И все равно обвинение стоит на своем (вот стойкие солдатики): мэр не имеет права въезжать на охраняемую территорию, потому что в Уставе МО «не предусмотрено право беспрепятственного въезда главы МО – выборного должностного лица без какого-либо разрешения на любую территорию Корсаковского района». Понятно! Получается: ты хозяин, за все отвечай, но никуда не ходи, ничего не проверяй. Да, не содержится в Уставе такого разрешения. Но там не содержится и разрешения работать до ночи, лично проверяя ход строительства поликлиники, тротуаров, дорог и т.д. Нет разрешения работать, когда давление зашкаливает за все допустимые пределы… Там много чего нет. Да это и не нужно. А вот если работать только по тем положениям, что в них прописаны, то никакое бы дело в нашем районе не сдвинулось бы с мертвой точки.
  Узнав все подробности дела, мне лично стало непонятно, почему к словам Липина у суда полное доверие, а показания присутствовавших в тот день вместе с Геннадием Зливко В. Никитина и М. Жманкова суд признал непоследовательными, противоречивыми и недостоверными, вызванными желанием оправдать, выгородить подсудимого. В приговоре суда это объясняется тем, что оба свидетеля находятся в служебной зависимости от Зливко. А охранник Липин разве не зависим от своего работодателя? Мне кажется, что даже очень. И Зливко не раз говорил в суде о том, что данное дело было сфабриковано специально, чтобы вывести его из равновесия, подкосить работу главы района. Чтобы не лез он в дела фирмы, не висел над ними «дамокловым мечом», не мешал проворачивать свои делишки. В своем «последнем слове», предоставленном судом, Зливко рассказал о том (не называя фамилии), что ему было предложено: откажись от должности мэра, и дело будет закрыто! Вот, оказывается, где собака зарыта! Потому и думается мне, что приказали Липину «прикинуться» потерпевшим, а затем быстренько состряпали схему преступления, научили, что говорить врачам.
  Помните последний приезд Малахова в Корсаков, когда он посещал парк? Так вот, парк был прикрытием. Настоящая причина визита – встреча с руководством ООО «Пристань» по вопросу расширения центрального ковша и причала, где швартовался губернаторский катер. На той встрече был и генеральный директор «Тайгер-Амура» Панков. Так что связь двух «шишек» очевидна.
  Кстати, а где же сам потерпевший? Уже давненько его нет в суде, как и его адвоката Н. Люмчиковой. Как будто ему и не важен исход дела. Но вот газета «Советский Сахалин» за 22 января как-то смогла выяснить, что он в Хабаровске, причем проходит там усиленное лечение. Откуда такие данные? Он сам им что-ли сообщил, или директор «Тайгер-Амура» вышел из подполья? У многих жителей, которые приходили в зал судебных заседаний, возникал вопрос: а может, его уже и в живых-то нет? К слову, о том, как проходили сами заседания суда с точки зрения простого обывателя. Понятно, что атмосфера была напряженной. Тишина, как и положено. Председательствующий Б. С. Кан строго предупреждает о том, чтобы были выключены все телефоны. Понятно, дело серьезное. Но все же, несмотря на требование судьи соблюдать тишину, все, кто был в зале, после речи Зливко в свою защиту один раз все же не смогли удержаться от аплодисментов. Председательствующий сразу же пресек проявление эмоций: «..здесь не демонстрация». И все же, простые люди, не имеющие возможности выступить в суде, хотя бы так проявляли поддержку мэру. Особенно когда все реплики судьи, мне лично, показались резкими. Впрочем, может, судья такой всегда, не знаю и не могу осуждать его за тон, которым он вел процесс. Но всем сразу показалось, что суд настроен решительно и спуску мэру не даст.
  Обратимся вновь к тексту приговора суда в части показаний потерпевшего: «джип ударяет левой стороной переднего бампера не до конца закрывшуюся правую створку ворот, которая, в свою очередь, ударяет его по каске на голове, и в этот же момент, от удара бампером в область живота слева, он оказался на капоте автомобиля…». Здесь вообще все интересно. Липин утверждает, что упал на капот на живот, и когда автомобиль двигался, то через стекло (тонированное!) видел лица. Свидетель В. Васильев, сменщик Липина, рассказывая в суде свою версию, показал, что Липин упал на капот на спину. Так как же он упал, если вообще падал? А потому и разногласия в показаниях, что не было никакого падения, потому что заброс на капот в принципе невозможен. Это противоречит законам физики. Хотя, если бы это был легковой автомобиль, то спору нет – попасть на капот – нечего делать. Но у мэра «Ленд», причем на высоких пружинах, и чтобы при высоте капота в метр сорок свалиться сверху, нужно быть Гулливером. К тому же была у джипа и дуга безопасности. Когда на одном из заседаний суда Липина попросили показать, как он упал с капота, тот в сердцах заявил: «Да я дурак, что-ли? Вижу, что машина едет, я и отскочил в сторону!». И показал, как это было на самом деле. Значит, все же отскочил! Значит, не сбивал его никто! Неуравновешенна у него психика, вот и не выдержал давления фактов, раскололся. Но его слова суд словно не услышал. И в приговоре суда читаем: «заброс на капот возможен…».
   В результате более двух лет длившейся тяжбы имеем: смягчающих наказание обстоятельств подсудимого в судебном заседании не установлено. Как будто в пустоту ушли слова адвокатов, свидетелей, как будто нет видеозаписей, подтверждающих ложь «потерпевшего», и противоречия свидетелей обвинения.
  И все же точку в этом деле ставить еще рано. Предстоит еще суд второй инстанции.
  А в своем последнем слове Геннадий Зливко сказал: «В историю можно войти, а можно вляпаться. Я в историю Корсакова вошел, и корсаковцы будут помнить меня как мэра, построившего мост, поликлинику, отремонтировавшего памятник героям-освободителям Сахалина». Я хочу продолжить его мысль: а кое-кто, кому Зливко, как кость в горле, кто сделал все возможное, чтобы добиться обвинительного приговора, в итоге в историю вляпается. Всем известно, что все тайное становится явным. Когда-нибудь, вся правда об этом «деле» всплывет. Ведь недаром в народе говорят: весна покажет, кто где мусорил.
Зоя Сергунина
 
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»