Фото №5
11.25(11)
   
РУБРИКИ
 
 
11.02.2010 АЛЕКСАНДР ХОРОШАВИН: «Я готов ответить на любые вопросы…»
Похоже, встречи журналистов областных и районных средств массовой информации с губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным становятся традиционными - во всяком случае, в прошлом году губернатор уже встречался с представителями СМИ. И вот новая встреча.
 Если во время прошлогодней встречи журналистов с губернатором мероприятие   было пронизано духом официально-протокольной атмосферы (в принципе, пресс-конференция губернатора таковой и должна была быть), то встреча с журналистами, прошедшая в здании областного Правительства во вторник, 9 февраля, уже больше подходила под определение «неформальная, живая беседа». С непременными атрибутами в виде чашечки чая, коробки конфет и кусочка вкусного торта. Во всяком случае, такой ее хотел видеть губернатор, и, как мне представляется, своей цели он достиг.   Беседа действительно, без всяких кавычек и натяжек, получилась живой, содержательной и весьма познавательной. Думается, после этой встречи у многих из присутствующих на ней журналистов отношение к губернатору, мнение о нем изменились в лучшую сторону. Общение губернатора с журналистами областных и районных СМИ продолжалось без малого два часа. Вопросы задавались самые разнообразные – от проблемы взаимоотношений областной власти с городскими округами, до сугубо рабочих моментов работы редакций газет, в том числе и о необходимости замены областной типографией морально устаревшего оборудования.
В. Сорочан, редактор газеты «Советский Сахалин»:
- Назначение министром чиновника (речь о бывшем начальнике департамента здравоохранения Сахалинской области, на сегодняшний день – министр здравоохранения области. Прим. Ю. Фел.), в отношении которого возбуждено уголовное дело, вызвало у многих сахалинцев, мягко говоря, недоумение. Брались ли во внимание при данном кадровом назначении соображения этики? Не является ли данное решение косвенным давлением на следствие и суд? В какой степени Вы, как губернатор, готовы нести ответственность за данное кадровое решение в том случае, если вина Васильченкова будет судом доказана?
Очевидно, что вопрос редактора газеты не явился для губернатора особым сюрпризом, его легко можно было просчитать заранее. Тем более, что люди действительно озабочены случившимся, не поймут, как губернатор мог решиться на такой шаг и высказывают в его адрес претензии. Поэтому, как представляется, будет правильным, во избежание различных кривотолков и разночтений, дословно привести ответ Александра Хорошавина:
- Согласитесь, что вопрос по Васильченкову из ряда других вопросов с определенным контекстом. Хочу сразу сказать, что я никогда не уходил от ответственности. Васильченков – это человек, которого я назначил на должность начальника департамента здравоохранения Сахалинской области. В то время он уже не являлся охинцем – три года работал главным врачом областной больницы. Когда в отставку подал прежний начальник департамента, я назначил Васильченкова исполняющим обязанности начальника департамента. В дальнейшем, по итогам конкурса, Васильченков стал начальником департамента. Тот конкурс на поставку оборудования для нужд здравоохранения   Сахалинской области, в связи с которым ему вменяется обвинение, был фактически первым конкурсом подобного рода, начальник департамента попал, как говорится, «из огня да в полымя»: пришел и сразу состоялся конкурс, итоги которого ему пришлось подводить. Правильно все было сделано или нет, я сейчас квалифицировать не могу: я всегда воздерживаюсь от подобного рода оценок. Их может дать только суд. И то решение суда еще можно оспорить.
С моей точки зрения, в такой неоднозначной ситуации выгнать человека – не очень здорово. Можете как угодно расценивать мои слова, но я говорю совершенно искренне: человек попал под следствие, человека закрыли от общества. Но он еще не осужден, его вина не доказана. Когда Васильченкова выпустили под залог, я пригласил своих кадровиков и сказал: выпустили, что дальше? Какие права он имеет? Мне нужно квалифицированное юридическое заключение. Зачитаю из него отдельные выдержки: «... в соответствии с п.1 ч. 2 ст. 39 Федерального закона от 27.07.2007 г. «О государственной гражданской службе в Российской Федерации», служебный контракт прекращается, гражданский служащий освобождается от занимаемой должности и увольняется в связи с его осуждением к наказанию по приговору суда, вступившему в законную силу.».
Учитывая изложенное, нахождение гражданского служащего под следствием, мерой пресечения в отношении которого избрано заключение под стражу, не является основанием для увольнения, и он не может быть уволен на основании вышеуказанного закона до момента вступления в законную силу обвинительного приговора суда. У нас в области прошла реорганизация – изменение структуры органов исполнительной власти. В частности, департамент здравоохранения переименован в Министерство здравоохранения. Автоматически человек, который занимал предыдущую должность, приступает к исполнению обязанностей в своей новой должности, в нашем случае – министра Сахалинской области. Я Васильченкова не уволил, его должность переименована в соответствии с законом. Этично это или нет? Я считаю, что человека, попавшего в такую трудную жизненную ситуацию, до того, как его деяния еще не квалифицировал суд, добивать как раз неэтично и не по-человечески.  В этой ситуации Васильченков имеет право выйти на работу со следующего дня после выхода на свободу под залог. Мы с ним встречались, и я счел в этой ситуации неэтичным его выход на работу.   Я сказал ему: «Уважаемый Андрей Валерьевич! Мое отношение к тебе до того момента, пока следствие не закончено, вернее, закончено, но ты не квалифицирован, как преступник, не изменилось. Но работать тебе в этой ситуации не следует. Это тоже неэтично. Поэтому, займись своими проблемами, поправь здоровье, но работать ты не будешь, пока твой вопрос не будет рассмотрен по существу. Если суд тебя признает преступником, значит – извини, я решу твою судьбу в соответствии с законом, если суд тебя оправдает, значит и вопросов к тебе нет». Что касается меня, то меру своей ответственности, если Васильченков будет признан преступником, я определю самостоятельно…
Нет необходимости говорить, с каким вниманием журналисты слушали губернатора. И, знаете, по-моему, все были под впечатлением ответа Александра Вадимовича, настолько искренне он отвечал, согласитесь, на непростой вопрос, получивший широкий общественный резонанс. Между делом журналисты пили чай, который разнесли предупредительные официанты, обменивались мнениями. Губернатор же и дальше на все вопросы старался отвечать предельно откровенно и искренне (искренне хочется в это верить!): удовлетворен ли он, как губернатор, уровнем взаимодействия с мэрами городских округов, особенно в законодательном плане? Чем занимается Ваш заместитель Петр Сельцовский, деятельность которого покрыта «ореолом секретности»? К чему такое большое количество чиновников в аппарате областной исполнительной власти в отличие, скажем, от советского времени, когда штат чиновников был на порядок меньше? Выполнила ли областная «подушка безопасности» свои функции? Прекрасно понимаю, что ответы губернатора на вопросы журналистов читатели нашей газеты хотят получить сейчас и сразу. Но… наберитесь, уважаемые читатели, немного терпения. Обо всем, что происходило на встрече, но не вошло в сегодняшнюю публикацию – в субботнем номере нашей с вами газеты «Восход».
Юрий Фелицын
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»