Фото №12
11.25(11)
   
РУБРИКИ
 
 
11.02.2010 «НАША ЗАХАРОВНА»
Случается, и нередко, так, что мы, журналисты, в поисках героев очерков и портретных зарисовок рыщем по всему городу, дабы найти человека с интересной и необычной судьбой. А потом, в случайном разговоре, вдруг узнаем, что такой человек живет рядом с тобой, каждый день ты встречаешься с ним на работе, запросто общаешься, но не знаешь, что он может рассказать много интересного о своей жизни. Так произошло и в случае с моей героиней – Анной Захаровной Труш, которая вот уже много лет работает в редакции уборщицей и которой в жизни, как выяснилось, выпало немало лихих испытаний.
Родилась Анна Захаровна в г. Макеевка Донецкой области в 1937-м году. Когда началась Великая Отечественная война, девочке едва исполнилось четыре года. Помнит Анюта, как провожали отца на фронт, переполненный людьми двор военкомата, плач и крики провожающих жен, матерей, детей. После ухода отца на фронт семья почти сразу ощутила нехватку средств, для девочки это выразилось в том, что стало не хватать еды. А позже узнала она и саму войну, и страх перед бомбежкой. Однажды ночью проснулась Анечка от страшного грохота – снаряд попал в стоявший неподалеку от их дома завод. Зловещее пламя охватило его целиком, мама девочки, впопыхах похватав кое-какие вещи, схватила ребенка и выскочила на улицу, на которой было полно народа, метавшегося в панике. Так девочка впервые узнала, что война – это страшно. А вскоре в город вошли немецкие оккупанты, внушавшие страх не только детям, но и взрослым. Девочке посчастливилось, она не видела зверств немецких солдат, а помнит до сих пор одного немецкого офицера, который настойчиво пытался угостить ее шоколадом, объясняя на ломаном русском, что у него в Германии осталось двое таких же «киндеров». Шоколадку Анюта так и не взяла, не послушалась даже уговоров мамы.
Но не сожалеет об этом и сейчас, хотя все ее воспоминания о войне и послевоенных годах связаны с постоянным чувством голода. Мама Ани, как могла, добывала продукты, чтобы прокормить дочку и престарелую больную маму. Она ходила по близлежащим деревням, меняла вещи на продукты. Этим и кормились до тех пор, пока от отца не пришла весточка, в которой он просил жену вместе с ребенком переехать в его родную деревню в Житомирскую область. Там остались его родные, и выживать там будет гораздо легче. Делать нечего, пришлось отправляться в путь. Мама напекла в дорогу хлеба, сложила его в мешок, собрала немудреные пожитки и отправилась с дочкой в неизвестность. Хорошо запомнила Анечка эту страшную дорогу – кругом разруха, разрушенные во время бомбежки станции, полустанки, вокзалы, в развалинах которых они и ночевали, иногда приходилось ночевать и в стогах сена. Шли, в основном, пешком, но иногда им везло, можно было хоть немного проехать на попутном товарном поезде. В таких случаях мама привязывала девочку на спину, а сама, ухватившись за поручни руками, так на весу и ехала.
С большим трудом, но все-таки добрались до места, здесь, действительно, стало полегче выживать, родные отца помогали. Но вольготно пожить пришлось недолго, вскоре военные действия докатились и до их деревни. Помнит Аня, как в деревню пришли наши солдаты, как рыли окопы, взрослые местные жители им в этом помогали. Хорошо помнит настоящую «катюшу», которая стояла возле их дома, она тогда казалась маленькой девочке устрашающе огромной, пушку, тоже расположенную неподалеку. Помнит и страшные бомбежки, однажды снаряд попал в одну половину их дома, вдребезги разнес не только ее, но и находившийся рядом сарай. Но наши солдаты все починили и расположили в сарае лошадей. А вскорости деревню заняли немцы, по-хозяйски расположившись в вырытых окопах. Деревню сдавали и вновь захватывали наши бойцы несколько раз. Помнит Аня, какую вкусную тушенку находили деревенские ребятишки, и она среди них, после того, как отступали немцы.
А потом деревню подожгли, пожар случился ночью, и снова – паника, крики, метания ополоумевших от страха людей. Девочка с мамой тоже, среди прочих деревенских жителей, бежали в соседнюю деревню, где расселились, как могли, по несколько семей в уцелевших домах. И только в 1944-м году, когда родную деревню освободили от немцев, они вернулись домой. Здесь и дождались своего отца, вернувшегося с фронта после освобождения Украины, здесь же встретили и известие об окончании войны.
Вздохнули свободно - вот теперь заживем! - но не тут-то было. Послевоенные годы запомнились Ане страшной голодовкой. Это вечное чувство голода она помнит до сих пор. Ели крапиву, лебеду, конский щавель, липовый цвет. Хорошо помнит Анна Захаровна, какими вкусными казались ей тогда оладушки, испеченные мамой из гнилой картошки. Ее собирали все деревенские жители в колхозных гуртах, расположенных за деревней. На всю жизнь запомнила она вкус этого послевоенного «лакомства». Уже живя здесь, на Сахалине, будучи взрослой, попросила она маму испечь таких оладушек из гнилой картошки. Мама ее отговаривала: «Ты же их есть не станешь!». «Ну, что ты, мама. Они же такие вкусные». «Это тебе с голодухи так казалось». Поддалась мама на уговоры дочери, испекла оладушки, добавив туда и яйцо, и растительное масло. Но Анна только надкусила один и выплюнула – как можно есть такую гадость!
От голодухи и решили родители завербоваться в 1949-м году на Сахалин – хуже, чем есть, не будет. Добирались до Владивостока в товарном поезде. «Вот уж где объедались! – вспоминает Анна Захаровна. – В поезде том один вагон был отдан под продовольственную лавку. Мама там покупала хлеб и маргарин, намазывала его на вкусно пахнущие ломти хлеба, и мы (а к тому времени в семье родилось еще две дочери – прим. П. Фел.) ели его вдоволь». Когда добрались до Владивостока, расположили их в трюмах парохода «Анива», который привез их в Холмск. А уже оттуда – на машинах в Корсаков. Вспоминает Анна Захаровна, каким неприютным показался ей тогда город – страшные японские фанзы с торчащими из форточек трубами буржуек, не ухоженность улиц, грязь. Поселили их семью поначалу в переселенческий пункт, отсюда и пошла в четвертый класс школы. Позже, где-то через месяц, им выделили отдельную фанзу на два хозяина. Мебели никакой не было, отец смастерил топчаны, стол, табуретки.
Отец с первых дней пребывания на Сахалине устроился работать в порт докером, в свободное время ходил на рыбалку, ловил бычков, которые мама так вкусно готовила. Мама не работала, нужно было присматривать за младшими сестрами, да и по дому работы хватало. Поскольку стены в доме были тонкими, тепло выдувало практически сразу, поэтому печь приходилось топить чуть ли не круглые сутки. А где взять угля? Вот и ходила мама вдоль железной дороги, собирала уголь. Летом – дикоросы. Анюта была первой помощницей мамы, ведь она - старшая дочь. И за младшими приглядывала, и по дому помогала.
Окончить школу ей так и не удалось, только шесть классов отучилась. А как подросла, пошла вместе с другими девочками работать на рыбокомбинат рыбообработчицей. А тут к ее отцу стал захаживать по каким-то своим делам ее будущий муж. Он проходил здесь в одной из воинских частей срочную службу. Приглянулась ему шустрая Анюта, стал оказывать ей знаки внимания, а потом и в ЗАГС пригласил. После демобилизации остался на Сахалине, в родную Украину не поехал, и зажили они своим домом. Вскоре Анюта поняла, что в семье будет прибавление, и в 1956-м году родилась у них первая дочка. Когда ребенок немного подрос, устроилась Анна Захаровна на работу нянечкой в портовской детский сад.
Живая, шустрая, безотказная, она сразу же влилась в коллектив, который и не представлял, как до этого без нее обходился. Действительно, незаменимой оказалась она – кто заболеет, сторож ли, нянечка ли из другой группы – заменить просили Анну Захаровну. И она ни разу не отказалась. Отдохнула немного лишь в 1962-м году, когда родился сын. А после декретного опять вышла на работу в родной садик. Позже позвали ее на работу уборщицей в книжный магазин, где и проработала она в течение девяти лет.
А в 1987-м году, когда вышла на пенсию, опять же по настойчивому предложению тогдашнего главного редактора, перешла работать в редакцию газеты «Восход», где и трудится до настоящего момента. В коллективе ее уважают, ценят и любят. «Наша Захаровна», - так ласково называют ее сотрудники. Она по-прежнему безотказна, с какой бы просьбой ни обратился к ней любой сотрудник, она никогда не откажет. Несмотря на свой возраст, она по-прежнему бодра и полна жизненных сил, раньше всех приходит на работу и каждого сотрудника ласково встречает на входе, для каждого у нее найдется доброе слово. Добрая и душевная от природы, она очень любит животных. Всех бездомных собачек, кошечек и птичек в округе готова подкормить и обогреть. Так и ходит каждый день на работу с термосочком, где припасена еда для бездомных животных. А еще наша Захаровна очень любит трудиться на даче, в сезон после работы всегда на нее спешит. Ее оптимизму и жизнелюбию может позавидовать любой молодой. Дай Бог ей здоровья на долгие годы, терпимости и благоденствия!
Полина Фелицына
Фото из личного архива
А.З. Труш
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»