Фото №2
Фото №11
Фото №10
11.25(11)
   
РУБРИКИ
 
 
04.03.2010 НА ПОЛВЕКА В ПРОШЛОЕ…
Вот что интересно: по будним дням улицы сел Корсаковского городского округа настолько пустынны, что кажется, будто села эти давно покинули жители. Такую картину наблюдала я в Чапаево, вот теперь приехала в Охотское, и снова – люди, ау!
Проезжаю по селу в поисках здания сельской администрации, осматриваю окрестности. Очень контрастное село! Новострой, сельские «резиденции» состоятельных людей, проживающих в Южно-Сахалинске, имеются в изобилии. Но хотя основной их массив, коттеджный поселок, стоит особняком, на улицах Охотского также немало солидных построек со спутниковыми тарелками на крышах. А соседствуют они с ветхими, чисто деревенскими избушками, в каковых и проживает основная масса населения Охотского.
А вот тарелочки и на обычном деревянном доме, и железная дверь как-то не гармонирует с общим видом деревенского жилья. Уже потом узнала, что живет в доме рыбак-предприниматель из Южного, видимо пока денег на «хоромы» не хватило. Да и спутниковая тарелка, как выяснилось, в Охотском не роскошь, а единственный способ времяпрепровождения: никаких развлечений нет, а местные телевизоры принимают только две программы – ОРТ и «Россия-1», да и то, стоит испортиться по серьезному погоде, и у телезрителей остается только «Первый» канал…
Вообще, многое из сельских реалий заставило меня почувствовать себя путешественницей в прошлое – примерно, этак на полвека назад. И усилилось это впечатление, когда, наконец, нашлась сельская администрация – неказистая избушка под российским флагом. Поменять на красный – и можно задуматься: какой год на дворе?.. А в сенях поленницей уложены смолистые дровишки. Потому как центрального отопления в селе нет, впрочем, как и водоснабжения. Виктор Иванович Сергиенко, глава Охотского управления администрации Корсаковского городского округа, встретил корреспондента радушно. Работники администрации первым делом организовали чаек, а уж за чаепитием пошел разговор – и на меня «вывалили» столько проблем разом, что я поняла – наболело.
Ну, во-первых, чем является на сегодняшний день Охотское? Прежде всего любимой зоной отдыха жителей Южно-Сахалинска и Корсакова, недаром здесь строят свои роскошные «дачи» крупные предприниматели и депутаты областной Думы. И тянутся на берег Охотского моря, на Тунайчу и Теплые озера тысячи отдыхающих летом и тысячи любителей подледного лова зимой. Я приехала 18 февраля, как раз разгар зимней рыбалки, заметила рыбаков еще на льду Изменчивого, в будний день их было не слишком много. Но, как сказал мне Виктор Иванович, в выходные дни буквально парализуется движение в сторону Мальков – до трех тысяч авто стоят на трассе по обочинам в несколько рядов, да и в будни набирается немало. Иногда доходит до того, что по дороге не могут проехать ни школьный автобус, ни КамАЗы, везущие песок из карьера, и водителям приходится «загорать» или присоединяться к рыбакам. ГАИ работает, сначала был один экипаж, потом усилили вторым, по просьбе Виктора Ивановича даже прислали двух человек из спецроты Южно-Сахалинска. И пока работают сотрудники органов, хотя бы нет краж, а раньше случались: то аккумулятор снимут, то колесо открутят, даже было зарегистрировано два угона.
Рыбалка в Охотском замечательная, но кроме трудностей с парковкой есть еще одна «сторона медали»: на льду остается мусор в таких количествах… И весь этот сор после таяния льдов прибивает к берегу. Впрочем, по-хамски относятся к природе не только рыбаки, берега Теплых озер и Тунайчи превращаются в свалку и летом, да что говорить, все об этом знают, и наверняка вносили лепту в общий экологический беспредел. Отдыхающие «платят» гостеприимной природе черной мусорной неблагодарностью, да еще и лес вырубают для костров! Что с того, что просит руководитель Охотского управления помощи у администрации городской, и департамент социального развития направляет школьников в экологические рейды? Дети собирают мусор, Виктор Иванович обеспечивает ребят мешками, потом ищет транспорт для вывоза, организовывает для «бойцов» экоотрядов душистую уху. Но уже на следующие выходные окрестности приобретают обычный мусорный «окрас», поскольку не зарастает в эти места народная тропа…
«Вот в апреле прилетят в Охотское лебеди, - сетует Виктор Иванович. – Красота необыкновенная! И поглядеть на нее снова съедутся тысячи – с шашлыками, водкой. Во что превратится берег, мы прекрасно знаем». Сергиенко выходил на депутатов областной Думы с предложением: создать для работы в зонах отдыха экологическую милицию, узаконить на уровне области платный проезд в такие зоны, накладывать крупные штрафы на нарушителей экологического порядка. За проезд назначить чисто символическую плату – 100 рублей, например. Представьте: на въезде в зону отдыха стоит пост со шлагбаумом, выдается квитанция об оплате проезда, инспектора проверяют, в каком состоянии покидающие место отдыха оставляют его. И если человек нашел деньги на пикник (и ведь немало стоят такие радости – мясо, спиртное, огурчики-помидорчики), то уж сотню на въезд найдет непременно. А на эти деньги, поскольку количество отдыхающих насчитывает многие тысячи, можно содержать штат экологических постов.
На первый взгляд (да, по-моему, и на все последующие) очень дельное предложение, жаль, депутатов оно не заинтересовало. В Корсакове, кстати, ситуация – один к одному, и подобные предложения рождались во многих головах, но… Хлопотное это, видимо, дело: организовывать, разрабатывать законодательные акты и так далее. Проще проводить разовые акции, нисколько не влияющие, как уже не раз было доказано, на общую ситуацию.
Но это из разряда проблем постоянного характера, перешли к «временным». Все работники сельской администрации, а они все женщины – бухгалтер Валентина Викторовна Хабанкова и старший специалист Наталья Владимировна Любимова, в один голос сказали: школа. «Ее отсутствие», - уточнила директор школы Анжела Александровна Черникова. Проблему Охотской начальной школы я уже представляла в прошлом, кажется, году. Дело в том, что младшие школьники вынуждены были учиться в неприспособленном помещении: деревянное строение, туалет – сортир на улице, нет пищеблока, крыша текла. Тогда департамент социального развития поднимал вопрос строительства на селе новой школы (и даже школы-детского сада, он сгорел в 1992 году). И вроде начаться оно должно было в 2011-м, но что-то не задалось, и вопрос завис… В прошлом году крышу отремонтировали, поставили отопительный котел, провели косметический ремонт помещений – а школу закрыли, хотя она прошла аккредитацию. Закрыли, конечно, не просто так: сейчас к образовательному процессу предъявляются высокие требования, в школе должен быть не только теплый туалет и пищеблок, но и спортивный зал, да и многое другое. По всем статьям в Охотской школе наблюдалось полное несоответствие.
И, вроде, все справедливо, тем более, что надзорные органы просто не позволили бы вести занятия в неприспособленном помещении. Но как-то раньше позволяли… Анжела Александровна почти три года заведует школой в селе, много раз пыталась решить проблемы, например, установить биотуалеты, но – во-первых, они слишком большие, просто негде разместить, во-вторых, «не положено». А сделать пристройку? Нарушается архитектура здания. Хотя какая там архитектура? В общем, школа пустует, сторожа топят печку, директор занимается «сохранением документации» на полставки, а второго учителя просто сократили. Малыши ездят учиться в Чапаево, встают в шесть утра, сонными загружаются в школьный автобус… Ну какой, скажите, будет интерес к учебе, если дети вынуждены так мучиться? Надежда на новую школу еще теплится, детишек в Охотском немало, и постоянно проживающие здесь семьи предпринимателей выражают готовность растить детей и водить их в школу именно здесь – ведь свежий воздух кругом и никаких соблазнов!
Вот хочется перейти к чему-то приятному, позитивному. Но пока не получается, поскольку есть в Охотском другой жизненно важный вопрос, ответа на который давно нет: где работать? Всего в селе проживают официально, то есть имеют прописку, 330 человек. Трудоспособного населения, естественно, меньше, поэтому когда действовал рыбный цех, и 70-80 человек были заняты на рыбообработке, проблемы не было. Цех закрылся давно, люди нанимаются на сезонную работу в период путины, кстати, среди них есть такие икорные мастера и рыбообработчики, которых даже приглашают персонально. Зато обманывают при расчете часто – знают, что работы не найти и любая копеечка «в строку»… Сейчас народ идет даже в «услужение» к состоятельным приезжим, построившим здесь коттеджи, либо «смотрителями», дабы охранять их собственность. Всего 18 человек имеют постоянную работу в санатории «Лесное озеро». Еще администрация, ФАП, библиотека, почта, магазины – это единицы. А больше и нет ничего! Работающие на частных лиц, конечно, не имеют записей в трудовых книжках, договоров, пенсионных отчислений, отпусков – то есть социально не защищены.
Вот так и живут. Мужчины рыбачат, женщины стоят на «базарчике» у моста – торгуют дарами моря. Естественно, безо всяких разрешений. За несанкционированную торговлю они попадают под действие санкций, предусмотренных Административным кодексом РФ. Платят штрафы, но продолжают «толкать» деликатесы – да какие! – по солидной цене и в жару, и в мороз. Кстати, при мне сотрудники милиции, устроившие «облаву» на нарушительниц, составляли очередной протокол, женщинам грозил штраф в размере 500 рублей на первый раз, а на второй уже до 2 тысяч. И они просили меня: «Напишите, что нам негде работать!». Не факт, конечно, что даже при наличии работы они бросят достаточно прибыльную незаконную торговлю. Тем не менее, сегодня отсутствие работы на селе является для них «железным» оправданием! И понять их можно.
Ольга Князева
Фото автора
(Окончание следует)
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»