Фото №2
Фото №5
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
09.02.2008 ГДЕ ТА «МУХА»?
  Наверное, все понимают, что при известной степени ловкости из мухи легко раздуть слона. Но ловкостью на грани трюкачества нужно обладать, чтобы слон получился буквально из ничего. «Слон» в виде обвинительного приговора мэру Зливко вышел, как кто-то и заказывал, впечатляющим – солидным, серым и свирепым. Но где же «муха», давшая ему жизнь, - то есть серьезные травмы, полученные охранником Липиным? Суд якобы нашел ее через два года после известного инцидента, причем там, где по горячим следам столь «пластичное насекомое» пытались искать по долгу своей службы, но так и не нашли корсаковские медики.
  До сих пор фельдшеры и врачи, задействованные в давшей такой резонанс ситуации, пребывают в сильнейшем недоумении после оглашения приговора. Именно по этой причине руководство ЦРБ 6 февраля пригласило корреспондентов «Восхода» на «круглый стол»: медики сочли своим гражданским долгом через газету рассказать корсаковцам о вопиющей несправедливости, совершившейся не только по отношению к мэру, но и к ним. Хотя нанесенную им обиду врачи и фельдшеры «Скорой помощи» еще могут стерпеть (а что же им еще остается?), но несправедливый, «притянутый» приговор…
  Как известно, показания корсаковских медиков суд во внимание не принял, тем самым поставив под сомнение их профессиональную компетентность и, можно сказать, перечеркнув весь многолетний опыт их работы. Помощник горпрокурора Козьменко заявила, что корсаковские врачи находятся в зависимости от мэра. Вот так, буквально все: фельдшеры «Скорой помощи» Воронова, Шипкова и Морковская, хирурги-травматологи Ри и Нюренберг. По мнению суда, все эти уважаемые люди, на счету которых множество спасенных жизней, попросту боятся Зливко. Не следует ли отсюда, однако, что врачей негласно обвинили в отсутствии гражданской позиции, чести, совести? По-моему, именно такой вывод напрашивается. Но как же быть, например, с врачами из Южно-Сахалинска: травматологом Петровым и нейрохирургом Лисименко, давшими показания в пользу нашего мэра? Ни тот, ни другой признаков закрытой черепно-мозговой травмы и сотрясения головного мозга, фигурировавших в суде в списке «увечий» Липина, не обнаружили. Они тоже зависимы?
  По этому поводу хочется привести слова фельдшера Вороновой, сказанные на «круглом столе»: «Тогда, в 2005 году, про мэра ходили разные слухи, на него было вылито много грязи. Я мэра не знала и сомневалась, тот ли человек пришел во власть. Поэтому зависеть от него просто не могла, тем более защищать его не было никакого резона. Это уже сейчас я вижу, сколько он сделал для города! А показания давала тогда, два года назад. Липин для меня был обычным пациентом, каких-либо травм я не обнаружила - ни синяков, ни ссадин, ни кровоподтеков, признаков сотрясения мозга также не было. О том, что его якобы сбил мэр, Липин не говорил, он сказал, что получил металлической дверью по голове в девять утра, но не обратился сразу, так как чувствовал себя удовлетворительно. Мы, фельдшеры, не обнаружили травм, но доставили Липина в больницу».
  Считаю необходимым напомнить читателям, что 13 августа 2005 года в «Восходе» была опубликована моя статья «Провальный гамбит», которая являлась результатом общения с фельдшерами «Скорой помощи», знакомства с их пояснительными записками и картой приема «пострадавшего», где с его слов зафиксированы объяснения по поводу получения «травмы». Надо сказать, что на «круглом столе» я очень внимательно прислушивалась к словам фельдшеров. Так вот, по прошествию двух лет их рассказ изменился лишь эмоционально, но никак не в плане фактов. Ни тогда, ни сейчас ни малейшего повода не доверять работникам «Скорой» у меня не появилось. Зато появились вопросы: где та «муха»? был ли наезд, если нет травм?
  Конечно, в суде не могли использоваться, например, такие «нюансы» наблюдений фельдшера Шипковой: «25 июля я снова дежурила и по настоянию начмеда Чепкого транспортировала больного в областную больницу. Когда увидела, что перевозить надо Липина, очень удивилась. А Липин, пока не заметил меня, спокойно курил! Когда же понял, что попал к тому же фельдшеру, сразу бросил сигарету и сделал страдальческое лицо». Курил?! При черепно-мозговой травме и сотрясении? Но я почему-то верю, что так и было. Да и многим, наверное, знакома ситуация, в которой симулянт так нелепо прокалывается!
  А в том, что Липин именно симулирует, у врачей ЦРБ очень скоро не осталось никаких сомнений. Как говорит хирург Ри, медики, даже если подозревают пациента в симуляции, должны тщательно проверить его состояние, причем с применением всех доступных методов диагностики – рентгеноскопия, томография и так далее. Липин оказался практически здоровым, не считая остеохондроза, которым страдают многие граждане. И корсаковские врачи не видели никакой причины для перевода Липина в областную больницу. Но лицам, закрутившим интригу против мэра, причина и не была нужна – им был необходим врач, способный «подмахнуть» нужный диагноз! Однако и из областной больницы пациент с такими «тяжелейшими травмами» был выписан уже 28 июля. Просто чудеса, оказывается, творят «южанские» нейрохирурги! Был выписан, но… лечился-лечился-лечился и, как сообщили не так давно «Огни Корсакова», до сих пор лечится!
  Кому это известно? Кто знает это наверняка? Замечу, что в свое время выйти на Липина «Восходу» так и не удалось, его местопребывание тщательно скрывалось от нас. А вот «Огням» знаменитого «потерпевшего», получается, поднесли просто «на тарелочке». Если, конечно, беседа с ним не выдумана или записана со слов совершенно другого лица…
  Но оставим обиды, обратим внимание на факты. А факты состоят в том, что специалисты-медики Лисименко, Езжалова, Петров, Нюренберг, Ри, Шипкова, Воронова, Морковская не выявили у «потерпевшего» объективных признаков серьезных травм, и диагноз, с которым он был переведен в областную больницу, был выставлен как предварительный сугубо по жалобам Липина, дабы его (диагноз) тщательно проверили коллеги из области. Как видим, пациент был выписан и оттуда уже на третий день, что было бы невозможно, окажись столь страшный диагноз верным.
  Сейчас я не трогаю других деталей судебного разбирательства, кроме «медицинской» его части. Еще один факт, о котором говорят корсаковские медики: при поступлении в приемный покой по «Скорой» Липин не имел справки из южносахалинского травмпункта, куда он обращался несколькими часами раньше. В травмпункте были сделаны и рентгеновские снимки, которые также не были переданы Липиным врачам ЦРБ. Вообще-то даже этот поступок косвенно подтверждает симуляцию «потерпевшего»: вдумайтесь – тяжело травмированный не вызывает «Скорую», а совершает поездку в другой город! Не получив желаемого там (а «желаемым» в данном случае была вовсе не медицинская помощь как таковая), пробует обмануть врачей здесь. Поэтому и справку из травмпункта «теряет»! Дальше – больше: не сохранил Липин и рентгеновские снимки, сделанные в ЦРБ…
  Таких «нюансов», не принятых, как мы знаем, во внимание судом, в деле множество. Однако напоследок приведу еще один факт, опровергнуть который вряд ли кому-то удастся. Дело в том, что в суде часто фигурируют дела, связанные с нанесением гражданам различных травм и увечий, полученных в результате, например, ДТП, разбойных нападений, пьяных драк, бытовых скандалов, нарушения техники безопасности на производстве… Да мало ли от чего могут пострадать люди? Так вот, во всех этих случаях в деле, ложащемся на стол судьи, имеются различные документы медосвидетельствования – от справок до медицинских карт. Львиная их доля подписана врачами ЦРБ. И что интересно, в большинстве случаев именно показаниями корсаковских медиков руководствуется суд, определяя меру серьезности полученных травм, а значит и меру наказания преступника. В 80-90 годах я несколько лет проработала в Корсаковском городском народном суде секретарем судебного заседания и секретарем канцелярии и не помню ни одного случая, когда бы компетентность врачей ЦРБ судья подвергал сомнению и уж тем более не принимал их к сведению.
  Но, видимо, в нашем маленьком районном пространстве наступила эпоха «слонов», любовно выращиваемых даже не из «мух», а вообще непонятно из чего. И занимаются подобной селекцией как раз зависимые, а потому озлобленные и насквозь лживые лица. Это мое мнение. А читатели из всего вышесказанного, полагаю, сделают выводы сами…
Ольга Князева
  Р. S.:  Уверена, что многие читатели уже сделали один простой вывод из всей этой анекдотической ситуации. Кстати, уж он-то возникает отнюдь не из ничего, а из конкретно признанного судом «факта»: корсаковские врачи «зависимы» от мэра Зливко! Но если это действительно так, как же сотрудники прокуратуры и суда не боялись (и не боятся!) обращаться к ним за медицинской помощью в течение всего времени, покуда велись следствие и судебное разбирательство? Ведь Зливко все это время был на посту, и отношения с данными инстанциями у него складывались не просто. Только представьте абсурднейшую ситуацию: мэр отдает «зависимым» медикам указание, и… они «залечивают» всех оппонентов! Но обойдемся без опасных фантазий – на самом деле и прокуратура и суд лечатся у корсаковских врачей, а значит – доверяют этим самым «зависимым и некомпетентным». А значит – лукавят граждане в погонах и судейских мантиях?..  
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»