Фото №6
Фото №6
11.25(11)
   
РУБРИКИ
 
 
01.06.2010 СДЕЛАЕМ ПАМЯТНИК НАРОДНЫМ!
«Последний прорыв, когда пришлось дать самый полный ход, чтобы вырваться из неприятельского круга, окончательно надорвал котлы, и с этого момента начинается медленная агония «Новика», для которого ход был – все», - писал в своих мемуарах боевой офицер легендарного крейсера, вахтенный начальник лейтенант А.П. Штер.
После семи месяцев непрерывных боев в Порт-Артуре, когда команда постоянно держала «Новик» под парами в полной готовности, после невероятного напряжения всех механизмов в сражении в Желтом море крейсер, получивший многочисленные пробоины и повреждения орудий, был похож на израненного, истекающего кровью человека. Команда была измотана до предела, занимаясь на ходу ремонтом корабля. Но главная беда состояла в том, что «Новик» был лишен своей уникальной для того времени скорости передвижения, и если ранее при среднем ходе расходовал за сутки пути 30 тонн угля, то в первый день десятидневного перехода в его топках было сожжено 50 тонн, во второй – 55, в третий – 58. Идти во Владивосток напрямую оказалось невозможным, поскольку Корейский пролив был занят японскими кораблями, приходилось двигаться вокруг Японии, и необходимо было зайти куда-то, чтобы пополнить запас угля, которого катастрофически не хватало, и команда жгла в топках «Новика» мусор, смешивая его с масляной краской, паклю, пропитанную маслом, деревянные части корабля…
Да, можно было остаться в китайском порту Киао-Чао, на германской военной базе, куда «Новик» 29 июля сделал кратковременный заход. Но это было для русских моряков неприемлемым, ведь, как вспоминал А.П. Штер: «…мы считали позорным прятаться от врага, как цыплята под крылышко матери, даже больше, считали подобный поступок, нисколько не лучше сдачи». «Новик» шел во Владивосток, шел в опасной близости к Японии, все время ожидая погони, но уже на подходе к Курильским островам выяснилось, что угля, при всей его экономии, хватит только до поста Корсаковский. И у самых Курил наш крейсер все-таки был замечен с японского маяка, а это означало одно – крейсера японской эскадры неминуемо выйдут на его перехват. И действительно вышли - «Цусима» и «Читозе», счет пошел на часы.
7 августа в шесть утра «Новик» пришел в Корсаков, и после напряженного десятидневного перехода, несмотря на опасность преследования, команду охватило чувство ликования – русские моряки были на своей, российской, земле. Сразу же приступили к погрузке угля, но в порту в достаточном количестве его заготовлено, конечно же, не было, и жители поста помогали, как могли, подвозили уголь на пристань в телегах, где команды грузила его на баржу и доставляла на крейсер. Оставалось загрузить две баржи, когда по беспроволочному телеграфу пришло сообщение: японские крейсера, каждый из которых вооружением превосходил израненный «Новик», на подходе… И командир М.Ф. Шульц принял решение – идти навстречу врагу.
В 17 часов 15 минут «Новик» сблизился с «Цусимой» - и завязалось сражение. Пробоина, пробоина, и еще пробоина! Но, по счастью, не в жизненно важных частях корабля. А потом серьезное попадание вражеского снаряда в машинное отделение – в двух котлах лопнули трубы, и «Новик» окончательно потерял ход… Стало ясно, что уйти не удастся, отказала рулевая машина, залитая водой… Но орудия по-прежнему поддерживали быстрый огонь по неприятельскому крейсеру. И, к своему удивлению, моряки агонизирующего «Новика» увидели, что мощный «Цусима» прекратил огонь и стал уходить! Две пробоины ниже ватерлинии заставили его покинуть «поле» боя. Но его место занял «Читозе», и до обидного медлительный теперь «Новик» вернулся в пост Корсаковский. Команда осмотрела повреждения, но надежды на быстрый ремонт не осталось: руль бездействовал, починить его в данных условиях было уже невозможно, не представлялось возможным также закрыть серьезные пробоины и отремонтировать котлы…
Решение затопить израненный «Новик» - гордость русского флота, героя Порт-Артура – далась нелегко. Команда крейсера, сильные люди, не кланяющиеся вражеским снарядам, презирающие опасность, откровенно плакали… Но другого выхода просто не было! И моряки надеялись, что крейсер, затопленный в неглубоких водах, возможно будет со временем поднять со дна. Они не могли даже предположить, что по условиям Портсмутского договора юг Сахалина вместе с затопленным «Новиком» будет передан японцам.
Команда покидала крейсер с чувством горькой потери. На берег свезли раненых, все, что можно было, из оборудования и, конечно, орудия. Кингстоны были открыты в 23 часа – и уже через полчаса «Новик» лег на дно правым бортом, оставив на поверхности воды трубы и надстройки. А утром 8 августа на рейде показался «Читозе», и, увидев затопленный «Новик», принц Ерихито, находившийся на борту японского крейсера, отдал высочайший приказ, повинуясь которому «Читозе» открыл беспорядочную стрельбу по русскому крейсеру, а затем, обстреляв беззащитный пост Корсаковский, ушел вслед «Цусиме».
А команде «Новика», понесшей в последнем бою значительные потери, предстоял нелегкий путь по бездорожью в Александровск, на который ушло 45 дней, но моряки совершили его без отставших и заболевших. И жители сахалинских поселений встречали героев «Новика» со всей возможной торжественностью, как победителей, делились скудными запасами, теплыми вещами. Легенда о «Новике» шла впереди его измученной команды. А в Корсакове оставался только небольшой отряд под командованием мичмана Максимова, которому предстояло еще отстоять затопленный крейсер от японцев, предпринимавших попытки высадиться на него – и батарея Максимова отстояла «Новик». И в последующей обороне острова орудия, снятые с крейсера, значительно усилили огневой мощью гарнизон поста Корсаковский. История «Новика» продолжалась, и продолжалась она в его матросах и офицерах, принявших участие в партизанском движении на юге Сахалина. По-разному в дальнейшем сложилась их судьба, но главным званием на всю жизнь для всех осталось звание «новиковцев» - как незримый орден за мужество, отвагу и сохраненную честь. Стихи и песни посвятил народ подвигу легендарного крейсера и его команды, а в 1911 году на народные пожертвования на Путиловском заводе был построен эсминец, имевший скорость уже в 37 узлов. И этому уникальному по быстроходности кораблю в честь славного крейсера было дано имя «Новик»!
Но слава первого «Новика» в истории флота российского осталась непревзойденной. Почему же мы, жители Корсакова, места, где легендарный крейсер взлетел на ее пик, уже мало что можем рассказать о нем своим детям? Так давайте сделаем все возможное, чтобы в центре города в красивом обновленном сквере появился памятник «Новику», давайте сделаем его истинно народным! Легенды не умирают, пока жива память…
 
Ольга Князева
-//-//-//-//-//-//-//-//-//-//-//-//-//-//-//-/-
 
Реквизиты для сбора средств на сооружение
памятника крейсеру  «Новик»:
Общество с ограниченной ответственностью «Азурит»
ИНН/КПП 6501111753/650101001
Р/сч. 40702810200000001177
Банк «Итуруп» (ООО)
г. Южно-Сахалинск
Кор/сч. 301018110300000000772
БИК 046401772
адрес: г. Южно-Сахалинск, ул. Ленина, 252-а
Тел.: 8 (4242) 741 491
Чеботарева
Людмила Ивановна
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»