Фото №6
Фото №2
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
22.06.2010 НА ОДНОМ ДЫХАНИИ...
«Что Вы чувствуете сейчас, когда за плечами целых пятьдесят лет супружеской жизни?», - первое, что я спросила у четы Носковых, Любови Сергеевны и Виталия Витальевича. И она ответила: «Будто прожили жизнь на одном дыхании». А он посмотрел на нее взглядом, полным такой нежности и понимания, что стало без слов понятно – согласен с женой полностью. Полвека – одним дыханием, полвека – сердца в унисон… Да возможно ли, чтобы через многие годы, состоящие ведь не только из радостей, но и бытовых проблем, и всей нескончаемой суеты повседневного бытия, люди оставались по-прежнему так дороги друг другу и так близки? Оказывается, возможно… И не будем завидовать, зависть – нехорошее чувство, но рядом с этими людьми понимаешь, какой должна быть семья, какими могут быть отношения между супругами.
…18 июня 1960 года Корсаковским отделом ЗАГС был зарегистрирован брак между красивыми молодыми людьми Виталием и Любовью. Причем сочетались они в день рождения жениха, которому исполнялось 25 лет, и уже по этому нюансу можно судить, насколько желанным подарком была для него невеста. Да и неоднозначное слово «брак» в отношении этой пары можно употребить только в кавычках, поскольку жизнь показала – это союз отменного качества! А Любовь Сергеевна до сих пор является для Виталия Витальевича бесценным даром судьбы, и для семидесятипятилетнего юбиляра не затмят ее, любимую, никакие иные дары. Виталия Витальевича жизнь покидала по командировкам, и на заочную учебу затратил он немало времени. Что греха таить, многие мужчины пользуются такими вынужденными разлуками, чтобы, что называется, «развеяться». А у них все было по-другому: уже на третий день к Любови Сергеевне летела телеграмма – «Не могу без тебя!», а то и такая – «Без тебя не могу! Приезжай!». Порой так настаивал, что она находила возможность, брала детей в охапку и ехала! А уж муж ее никогда далеко не отпускал, даже на работу устроил в «пределах досягаемости» - в Корсаковский морской торговый порт, с которым связал всю свою жизнь и где до сих пор является незаменимым специалистом.
Многие читатели сразу поняли, о ком этот очерк, поскольку чету Носковых знает не только старшее поколение корсаковцев. Но, конечно, больше на виду супруг, а Любовь Сергеевна вроде остается в уютной тени, но можно уверенно сказать: без нее он не состоялся бы таким, каким его знают и любят родные, коллеги и друзья. Вот сейчас лето, пора отпусков, и Виталий Витальевич исполняет обязанности генерального директора порта, а Андрей Валентинович Каменев, да и остальное начальство, спокойно отдыхает, поскольку не о чем волноваться, когда Носков «у руля». Ведь Виталий Витальевич с 56-го года трудится в порту, были, конечно, перерывы, когда его направляли на ответственную работу районного масштаба, но однажды выбранному призванию он не изменил. В общем, Носков – кругом однолюб. А работал сначала диспетчером портофлота, потом его избрали председателем комитета комсомола порта, работал на освобожденной основе, далее – прорабом, опять же в порту, председателем портофлота, был попеременно начальником и северного, и южного погрузрайонов, руководил работой механических мастерских, затем выдвигался по партийной линии заведующим промышленно-транспортным отделом в горкоме КПСС. Даже бремя председателя исполкома нес – должность хлопотная, если кто из молодых не в курсе: предисполкома раньше – все равно, что теперь мэр, то есть Носков был в ответе за весь Корсаковский район.
Вот такой трудовой путь, апогеем которого стало назначение начальником КМТП в 80-м, и шесть лет он руководил портом. Такой послужной список, как вы понимаете, говорит об уникальном наработанном опыте, который надо передавать молодым – и Виталий Витальевич отдал девять лет работе с молодежью в должности начальника Корсаковской мореходной школы, выпустил и последнюю группу курсантов, всего в двадцать человек. Он до сих пор сетует о закрытии этого училища, о том, что в новых экономических условиях морские профессии утратили былую привлекательность и престиж – а ведь когда он принял руководство «мореходкой», в ее стенах постигали флотскую науку 400 курсантов… Сейчас Носков в порту главный, хотя и временно, а постоянная его должность – помощник генерального директора по общим вопросам. И, как нетрудно догадаться, обтекаемое понятие «общие» состоит из конкретных проблем, которые приходится решать ежедневно. А кроме прочего, он взял под свою руку комнату Трудовой славы, которую часто посещают с экскурсиями школьники. И когда какой-нибудь мальчишка говорит: «У меня дедушка (отец, дядя) когда-то работал в порту…», - оказывается, Виталий Витальевич знает такого и может многое о нем рассказать, как и еще о многих бывших и настоящих портовиках. А что касается славы самого Носкова, то, не будучи с ним знакома лично, я слышала немало замечательных отзывов об этом человеке от людей, совершенно не связанных с портом. Да и награды говорят о многом – знак «Почетный работник» от Министерства морского флота, орден «Знак Почета», конечно, медаль «Ветеран труда». Ну а остальных медалей Виталий Витальевич и не считал, а в его активе есть даже медаль «За охрану общественного порядка». В советское время порт славился своей народной дружиной, и были в ней такие молодцы, как Носков – утихомирил разбушевавшегося дебошира, терроризирующего жену и детей, и летящего в него топора не побоялся! За таким и жена в смысле надежности, как за каменной стеной.
И Любовь Сергеевну в порту хорошо помнят, как замечательного работника и человека, но главное предназначение у нее было иное: пока муж одерживал одну за другой трудовые победы, она, как истинная берегиня семьи, обеспечивала мужу крепкий тыл, разумно вела хозяйство и заботливо воспитывала детей. И, конечно, заряжала домашний очаг неиссякаемой любовью! Дочь, живущая во Владивостоке, так и говорит, что приезжает к родителям подзарядиться этой теплой семейной энергетикой. Да и совершенно посторонние люди чувствуют, насколько особенная атмосфера в скромной квартире нынешних юбиляров - и создают эту атмосферу, конечно, не стены, не интерьер, где, кстати, нет никаких «навороченных прибамбасов», а только бьющиеся в такт сердца супругов, их взгляды, улыбки, гостеприимство. Разумеется, я постаралась в подробностях выведать у Носковых историю их знакомства, узнать, как же зарождаются такие прочные отношения. Супруги удовлетворили мой интерес, а я спешу рассказать все читателям, особенно молодым людям – может быть, задумаются, пересмотрят свое поведение, ведь, к великому сожалению, нынешние «скороспелые» семьи прочностью не отличаются, поскольку часто строятся по какой-то порочной схеме: познакомились – скоропостижный интим – пожили, будто ставя друг над другом эксперимент – поскандалили раз-другой – разбежались… И молодежь воспринимает как небылицы рассказы о том, что когда-то первый поцелуй дарили друг другу лишь через несколько месяцев, долго встречались «по-дружески», долго присматривались, потом жених приходил к родителям невесты свататься, и, как бы не пылали страстью обе половинки, а радости секса невеста дарила любимому только обретая статус супруги. Да, похоже на сказку… Но у Носковых так и было!
Надо сказать, что и Виталий Витальевич, и Любовь Сергеевна приехали на Сахалин издалека. Его, двенадцатилетнего, с сестрой и мамой привез в феврале 47-го из Новороссийска отчим, хороший специалист в рыбной промышленности. Предполагалось, что он возглавит рыболовецкий колхоз, но тот так и не был создан. А семья осталась жить в японском поселке Удаэ в районе нынешнего Пригородного, там таких поселков было в то время четыре в непосредственной близости друг от друга – и на все только одна русская семья, естественно, не знающая японского языка. Жили в фанзе с раздвижными стенами, печка-буржуйка не спасала от холода, работы не было, питались рыбой, иногда Виталий с отчимом отправлялись за мясом – били сивуча, и еды хватало недели на две, да еще мама обменивала в городе на крупу и муку нехитрые домашние пожитки. В конце года родители устроились на работу в порт Корсакова, тем самым, как оказалось, определив и судьбу сына. После окончания «семилетки» Виталий поступил в Холмское мореходное училище и отлично окончил его – с этого в 56-м году и началась его замечательная карьера.
А родители Любови Сергеевны были переселенцами из Иваново, приехали в 54-м, и ведь тоже в Пригородное попали поначалу, правда, японцев к тому времени уже депортировали. На Сахалине тогда жилось не в пример лучше и сытнее, чем в Центральной России, вот и вся большая семья с тетками-дядьками да прочей родней постепенно и обосновалась в Корсакове. И на момент знакомства с Виталием девушка уже три года жила в городе и совмещала работу счетовода и кассира в дорожно-мостовой конторе, так в финансовой сфере с тех пор и осталась, окончив впоследствии заочно по совету мужа экономический курс в мореходном училище.
Но свела молодых вовсе не работа, а общее увлечение. Приехала в то время в Корсаков замечательно талантливая девушка Галина, ставшая в замужестве Иванцовой… Да, да – и ее саму, и фамилию эту прекрасно знают не только старожилы! И организовала она музыкальный ансамбль, да такой, что слава о нем до сих пор жива – вот ведь и «мама» знаменитых «Бабушкиных песен», Марина Сергеевна Головченко, имела к нему самое непосредственное отношение и многие другие творческие люди. Молодежь с удовольствием там занималась, и, надо отметить, городу это веселое сообщество талантливых молодых людей дало множество крепких по сей день супружеских пар. Ох, была у Виталия на тот момент девушка в Новосибирске, но заприметил солистку с румяными щечками – и пропал… Любу щечки, что краснели от малейшего волнения, в комплексы вгоняли, а парни, оказывается, от этих «огонечков» зажигались моментально! А многие девчата были неравнодушны к Виталию – кудрявый красавец, гордый, серьезный и жених завидный – всего 24 года, а уже замначальника порта по технике безопасности. Но эта излишняя, может быть, солидность в молодом человеке девушку поначалу насторожила: как сейчас со мехом вспоминает Любовь Сергеевна, «ходил гоголем, весь из себя». Лучшая подруга безнадежно с ума по такому парню сходила, а Любаша старалась в его сторону даже не смотреть.
Но и Виталий, соответствуя вышеописанной характеристике, брать девушку приступом не стал, тем более что и необходимости торопиться не было – встречались в ансамбле часто. А возможных соперников он легко и мирно устранил – танцевал очень хорошо. Вот на вечеринках и стал почаще приглашать, а потом и до дома провожать. Она гордая – уйдет с танцев «по-английски», но ведь знает хорошо, что сразу заметит пропажу, догонит – такое внимание сердце и растопило. Постепенно молодые люди сблизились, сдружились, но поцеловать себя Люба разрешила только через несколько месяцев вечерних провожаний! Маме Виталия Люба, кстати, очень понравилась, и уж как она обрадовалась, когда из Ленинграда, куда уезжал на учебу, сын прислал Любаше телеграмму – «Тоскую, люблю». Именно в разлуке Виталий все и решил, а вернувшись незадолго до своего дня рождения, сразу сделал предложение и согласие, конечно, получил. Но все честь по чести, обычаи, пращурами установленные, в русских семьях тогда еще соблюдались – отправился свататься в дом невесты на улицу Ушакова, в наглаженной форме, с цветами, с дорогим коньяком – высший шик по тем временам. Ох, вспоминает Виталий Витальевич, оробел, как порог переступил: все родственники на смотрины жениха собрались, человек тридцать! Но семья оказалась гостеприимная, душевная – братья-дядья парня сразу усадили, разговорили по-свойски, женщины заботу проявили. В общем, пришелся и жених ко двору, и он себя сразу своим почувствовал. А уже через три дня, аккурат в день рождения жениха, и свадьбу справили. Да какую веселую! Ведь весь ансамбль в полном составе на ней гулял, да все родные невесты и жениха, да товарищи по работе, да соседи – гостей никто и не считал, но накормили-напоили всех на славу, а сколько песен перепели, а сколько каблуков сбили…
Жить молодые начинали в общежитии на улице Серафимовича, дом тот деревянный до сих пор еще стоит, как, впрочем, и другие коммуналки, по которым Носковым пришлось поскитаться. Еще в первой через положенный природой срок родилась у них дочка Наташа. Интересные достались девчушке родители, особенно папа! Носковы старались успеть все и сразу – и учиться, и работать, и спортом заниматься, и друзей всегда полон дом был. Но Виталий с дочкой, краснощекой в маму, носился так, что все подруги Любе завидовали – и кормит малышку, и играет с ней, и гуляет. Кроватку приспособил так, чтобы качать, не отрываясь от чертежей. Дочурка соску во сне потеряет – и в крик, так он ленточкой закрепил. А сбоку бантик… Жена так смеялась, когда это чудо увидела! Вот так и выучились оба в коммуналках между пеленками и кастрюльками. Уже в 68-м Носковы получили, наконец-то, от порта по очереди трехкомнатную квартиру-«хрущевку» на Краснофлотской, когда «на подходе» уже был сын Алексей. С сынишкой Виталий возился не меньше, семейные «предания» хранят еще множество забавных случаев из жизни родителей и детей, а что касается каждодневной рутинной помощи жене, от которой порой устраняются мужья, то это не про героя моего очерка – он во всем помогал, и помогает. И его забота о хворающей в последние годы супруге, в то время как сам он имеет инвалидность, поражает многих, кто близко знает эту семью.
Вот что интересно, при больших должностях вроде не по статусу было Носкову оставаться жить в обычной «хрущевке». Но он никогда ничего себе не требовал и не «выбивал». И ведь предлагали потом переехать в гораздо более комфортную и просторную квартиру на Парковую, да и «домик», наверное, мог бы отгрохать на зависть всем! Почему же и по сей день живут Носковы в той же «хрущовке»? Виталий Витальевич объяснил все просто: у его семьи есть нормальная, положенная по нормативам жилплощадь, и получать лучшую в обход очередников он не имел морального права. Ну а насчет строительства дома, тут уж Любовь Сергеевна высказалась: «От трудов праведных не построишь палат каменных». И добавила: «А мы всегда хорошо жили, и все необходимое у нас было, а лишнего нам не надо». И ведь действительно, было все необходимое – любовь, семейные радости и непреходящие ценности, полное взаимопонимание. А то, что нет в квартире плазменной панели во всю стену и элитной мебели, а стоит шкаф, бывший дефицитным 35 лет назад и привезенный супругом с материка – так он до сих пор вполне функционален и пребывает в идеальном состоянии. Маленькая деталь: в семейном альбоме Носковых есть фотография, на которой запечатлены молодые, сидящие на голом полу в коммуналке в размышлениях, как из «квадрата» устроить теплое «гнездышко» при минимальных затратах… Вот и теперь обстановка квартиры скромная, но вот уют при этом потрясающий, и, поверьте, таким даже краем не веет в «евростандартных», шокирующих ценой метража и содержимого, хоромах! Правда, автомобиль у Носковых всегда был: сначала полученный по очереди в порту «Москвич», потом «Лада»-восьмерочка, и уже не так давно привез Виталий Витальевич из командировки в Японию подержанную иномарку. Но для Носковых авто уж точно всегда было не роскошью, а средством передвижения – и множество замечательных моментов связано у семьи с выездами на природу и на дачу.
Вот так и жили, растили детей, работали много, занимались общественной деятельностью. Любовь Сергеевна, например, долгое время была в порту председателем женсовета, не считалась с личным временем ради решения чужих проблем, поэтому и мужа хорошо понимала и никогда ни единым словом не упрекнула за то, что частенько задерживался на работе допоздна, не ворчала, не поучала. И всегда узнавала его торопливые шаги на лестнице, а он буквально врывался в квартиру, обнимал, каялся, что вот опять пришлось что-то спешно решать, и рассказывал-рассказывал-рассказывал обо всем, что случилось за длинный день. У Носковых это стало взаимным правилом – ничего не таить, не держать за душой, делиться и светлыми моментами, и неприятностями, ведь любящим и радость пополам «вкуснее», и с любой бедой вместе легче справиться. Так и низали на стержень судьбы кольца понимания, скрепляющие семью. Детей вырастили замечательных, дочь окончила кораблестроительный институт, преподает физику в ДВГУ, сына ценят как специалиста в областном «Гидрострое». Вот внуков Бог не дал, но, пожалуй, это единственное его упущение, и единственное, о чем могут печалиться юбиляры. Зато родных у Носковых много, а там и целая ватага шумной ребятни, которую Любовь Сергеевна и Виталий Витальевич любят всей душой. И на «золотую» свадьбу, наверняка, съедется ничуть не меньше гостей, чем было полвека назад.
…Полвека на одном дыхании. Беседуя со мной, супруги улыбались, вспоминая и заново проживая прошедшие годы, шутили – и не было споров, которые в такие моменты неизбежно возникают между мужем и женой, поскольку мужчины и женщины смотрят на одну ситуацию под разным углом. Но это не про Носковых – у них один взгляд, один вектор, один дух и одно счастье на двоих. И даже когда я спросила у обоих, но так, чтобы ответов не слышал другой – что является главным в семейной жизни? – они высказали одно мнение: понимание, терпение и искренность. Возьмите это на заметку, новоиспеченные молодожены – как мудрый совет, как руководство к семейному счастью! А я хочу от всей души поздравить «золотую» чету Носковых с юбилеем, пожелать в первую очередь здоровья и, конечно, отметить «бриллиантовый» юбилей. Думаю, ко мне не замедлят присоединиться все, кто прочтет этот очерк. А еще, я надеюсь, кто-то поймет, что дар любви каждый получает, как красивый сундучок, положить в который можно только самые светлые чувства и самые добрые устремления. Многим через годы доводилось обнаружить в этом сундучке пустоту, но Ваш, дорогие Любовь Сергеевна и Виталий Витальевич, полон до краев и стал настоящим сокровищем!
Ольга Князева
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»