Фото №7
Фото №5
Фото №14
Фото №15
11.26(11)
   
РУБРИКИ
 
 
09.07.2010 ЖИЗНЬ РЫБАЦКАЯ…
Корсаков – город рыбаков. Вся история нашего города со дня освобождения от японских милитаристов связана с рыбным промыслом и, надо надеяться, связь эта не прервется никогда. Потому традиционно День рыбака празднуем мы, корсаковцы, широко и весело, независимо от личной принадлежности к морским профессиям. Были и хорошо еще помнятся времена, когда слава капитанов Базы океанического рыболовства, крупнейшего градообразующего предприятия, гремела на всю страну, как из рога изобилия сыпались на героев рыбного промысла заслуженные тяжелым морским трудом Звезды Героев Социалистического Труда, и вряд ли другие подобные предприятия бывшего СССР могли похвалиться такой кагортой прославленных капитанов. Имена их вошли в историю города, вписаны в нее золотыми буквами, да и слава не бывает былой – она остается навечно. И в день 155-летнего юбилея Корсакова горожане с гордостью приветствовали поднявшихся на праздничную сцену людей в капитанских фуражках, как зримую легенду, как наше общее достояние.
Давно завершилась история БОРа. Рыбный промысел жив, и новые капитаны бороздят моря, гоняются за рыбными косяками – но никто из них, к сожалению, уже не войдет в легенду, не получит государственных наград и народных почестей. Флот стал коммерческим, да и мало что осталось в настоящее время от его былого величия и разно-
образия. «Пошли на гвозди» проданные в Индию и Китай БМРТ и большие рыболовные сейнеры, кое-какие суда, в основном среднего и малого тоннажа, перешли под эгиду КМТП и сменили свою специализацию на участь торговых перевозчиков. Четыре БАТМа, больших автономных морозильных траулера, по-прежнему занимаются промыслом рыбы, но уже от многопрофильного предприятия ЗАО «Гидрострой». А малотоннажные суда, МРСки, принадлежат, в большинстве своем, малым частным фирмам, которым не под силу капитальный ремонт судов, и те бегают по волнам даже в опасный для них период зимней навигации, пока не выработают до последней толики свой технический ресурс, а то и больше. Ну а затем – «загнанных лошадей пристреливают», не правда ли?.. И совсем грустно видеть у причала рыболовные сейнеры, палубы которых забиты до отказа подержанными японскими автомобилями – вот такая печальная участь. Возможно когда-нибудь страна «слезет с нефтяной трубы», и возрождение большого рыболовного флота станет правительственной задачей. Об этом сегодня можно только мечтать, мечтать и вспоминать былое.
Вот этим воспоминаниям и отдали мы с Валерием Константиновичем Голошумовым, капитаном, ветераном флота, вечер накануне праздника. Капитаны бывшими не становятся даже когда уходят на пенсию. Для них море – это жизнь, и отнюдь не парадная ее сторона, а обычная для «морских волков», с ее тяжелым трудом, друзьями-соратниками, радостями и досадными промахами, смешными и нелепыми порой случаями и многими - многими иными деталями. Поэтому и воспоминания Валерия Константиновича были не помпезны, а просты, и в большей степени касались времени молодости, становления в профессии, касались товарищей, личная история которых на его глазах становилась «звездной». И, конечно, мне есть что рассказать о самом Голошумове, на которого звездный дождь не пролился лишь в силу обидных и нелепых обстоятельств, которые станут ясны по мере повествования, может быть, лишь людям, хорошо знакомым с реалиями советской истории. Валерий Константинович – один из тех людей, кто знает историю Корсаковской базы океанического рыболовства изнутри с момента рождения предприятия, видел и созидал он былую славу БОРа, присутствовал и при ее бесславном конце…
Курсант Голошумов окончил Сахалинское мореходное училище в Невельске в 67-м году, поступил на очное отделение судоводителей, а завершил учебу по заочной системе обучения. Еще на третьем курсе, в 65-м, многих курсантов, что называется, «купили» для будущей БОР, а образовалась она как раз в год его окончания училища. Сначала Валерий Константинович ходил на малых судах, но очень хотел работать на БМРТ, так как проходил на одном из них годовую практику матросом добычи. И вскоре выдалась такая возможность – был принят на самое любимое впоследствии свое судно, БМРТ «Новая эра», в качестве четвертого помощника капитана Валентина Михайловича Буркова, для которого этот рейс был первым в должности капитана-директора. Надо сказать, что попал он в ставшую вскоре «звездной» команду – третьим помощником оказался Василий Васильевич Поршнин, а вторым Александр Алексеевич Арбузов, будущие Герои Социалисти-ческого Труда.
Четыре года ходил Голошумов на «Новой эре», постепенно дорос до второго помощника при капитане Алексее Ильиче Косоногове, уже тогда имевшем Звезду Героя. Сдружился с комсоставом, в 71-м все дружно гуляли на его свадьбе. Мы знаем этих людей с официальной стороны, я, например, помню многих по визитам в школу на разные торжественные мероприятия в качестве «посаженных генералов», а Валерий Константинович, вспоминая былое, внес в их портреты живые черты. Алексей Ильич, например, отличался в те годы остроумием, веселостью характера – на свадьбу Голошумовых чета Косоноговых пришла, как подумала мать невесты, с… грудным ребенком. «Какие хорошие родители! – сказала, увидев их, теща. – Никому-то дитятко не доверили». А оказалось, что спеленутый по всем правилам нарядный сверточек скрывает куклу – вот такое оригинальное напутствие молодым придумал Алексей Ильич.
Про Александра Алексеевича Арбузова вспомнил Валерий Константинович такой случай.
Как-то пришлось экипажу быть в городе Находка. А там нередко моряков грабили, подвергались нападению и члены комсостава «Новой эры» - понятно, что деньги у них водились, а тут еще все заимели золотые наручные часы с солидными браслетами. Подходили бандиты группой, спрашивали закурить, как водится, ну а потом…
Самого Голошумова от такой банды спас один из шайки, оказавшийся бывшим матросом с БМРТ, плохим матросом, потому списанным. Отвел он шпану, разумеется, не от доброго сердца, просто потому, что был узнан и побоялся уголовной ответственности. А вот на Арбузова, выходящего с женой из ресторана, шайка навалилась. Александр Алексеевич, на первый взгляд, повел себя странно – первым делом поглубже спрятал руки в карманы… Так и стоял, покуда не подоспели товарищи, только плечами поводил, стряхивая с себя зарвавшихся бандитов. Потом уже спросил, мол, никого не задел? Успокоили, не задел. Дело в том, что стоило Арбузову дать волю рукам – и увечья шпане были бы обеспечены, поскольку ручищи его представляли собой этакие «кувалды». Сам же Александр Алексеевич – «шкаф» под два метра ростом, очень сильный человек, свалить его – что бетонный столб, задача непосильная. И в работе, и в быту, вспоминал мой собеседник, Арбузов всегда был спокойным, вежливым, сдержанным, волнения никогда не проявлял, а в рейсе не уставал и не хандрил, что с другими иногда случалось.
Все прославленные впоследствии капитаны, с которыми приходилось работать Валерию Константиновичу, потому и получили заслуженную славу, что обладали очень нужным в рыбацком деле талантом – чутьем на рыбу. Да и сам он, как капитан, таким чутьем владел – не Голошумов искал рыбные косяки – они его находили. Когда нет рыбы – беда: экипаж начинает морально разлагаться от отсутствия работы. Конечно, совсем без работы БМРТ никогда не остаются, но если вместо сорока тонн приходится за сутки обрабатывать только двадцать, значит заработок у команды будет не ахти какой – вот тут и начинается уныние и «брожение», а иной раз и пьянка. И винят во всем, конечно, капитана. У многих карьера прекращалась после таких неудачных рейсов. На БМРТ «Новая эра» по рыбалке «делали погоду» Арбузов и Голошумов, так уж сложилось. Обычно прогноз по присутствию в районе лова косяков рыбы давали научно-исследовательские суда из Владивостока, и в благоприятный район выдвигалась группа судов в 10-15 единиц. Но прогноз не всегда оказывался верным. «Новая эра» уходила в свободный поиск, что, конечно, было делом рискованным, но, как показала практика, оправданным – рыба была, будто сама искала трал. Такую удачливость отметили не только другие капитаны, приметили как-то раз с БМРТ «научник», следующий за судном и докладывающий о «находке» им большого косяка… Хитрость такую использовали «исследователи» не впервые, по тому, куда шла «Новая эра», срочно начинали перемещаться другие суда, а удачливое БМРТ при их подходе уходило в новый район лова.
По прошествии лет вспоминаются и давние казусы, и смешные, и не очень. Примерно в 70-м году, когда Голошумов был вторым помощником при Буркове на «Новой эре», во время лова у берегов Канады «заболел» четвертый механик. Видимых недугов у него никто не замечал, однако он написал заявление с просьбой списать его в Канаде, мол, до советского порта просто не доживет. Никто не понял, зачем на самом деле ему это нужно, кроме, пожалуй, Валентина Михайловича, интуиция которого была на уровне. Бурков предложил тому перебраться на перегрузчик и следовать во Владивосток под присмотром прекрасного судового врача. Тогда «больной» объявил голодовку. Но через неделю старпом заметил, мол, что-то «голодающий» не похудел, лежит себе румяный и довольный жизнью. В то время, как он отлучился в сортир, проверили рундучок – а там колбаса, хлеб, сыр… Так-то «голодать» можно! В общем, подошло судно для перегрузки продукции, а тот ни в какую списываться на него не хочет, заявил, что обессилил, ходить не может. И погрузили «больного на голову» механика на перегрузчик в сетке, как рыбу. Через три дня Бурков интересуется у капитана судна: как там наш «больной»? «Да в порядке, - отвечает тот, - вон на палубе в волейбол играет»… В общем, подтвердилась, хотя и косвенно, догадка капитана Буркова – болезнь и голодовку незадачливый «товарищ» симулировал для того, чтобы навсегда остаться в Канаде.
Вспомнить бы Валерию Константиновичу об этом случае и об интуиции Валентина Михайловича через несколько лет, в 86-м! С «Новой эры» пришлось уйти через четыре года – поступил приказ перейти на БМРТ «Сахалин» старпомом, а покидать товарищей очень не хотелось, да и им тоже – капитан Косоногов несколько дней «убегал» от группы судов, но все же пришлось прощаться – с гудками, напутствиями, скупыми мужскими объятиями. Через полтора года Голошумов стал капитаном на БМРТ «Тигель», потом ходил на других судах до тех пор, пока в 86-м году не произошел очень неприятный и громко прозвучавший на всю страну инцидент с политической окраской на БМРТ «Лесогорск»…
Ольга Князева
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»