Фото №12
Фото №12
11.25(11)
   
РУБРИКИ
 
 
14.09.2010 «ОБ УСТАНОВКЕ В ГОРОДЕ КОРСАКОВЕ ПАМЯТНИКА ГЕРОЯМ-МОРЯКАМ КРЕЙСЕРА «НОВИК»
26 августа в г. Корсакове состоялись депутатские слушания по вопросу
«ОБ УСТАНОВКЕ В ГОРОДЕ КОРСАКОВЕ ПАМЯТНИКА ГЕРОЯМ-МОРЯКАМ КРЕЙСЕРА «НОВИК»
С благодарностью к организаторам слушаний за возможность высказать свое мнение, выношу его на суд читателей нашего сайта, а возможно и более широкой аудитории.
Из трех обсуждаемых вопросов – о нужности памятника, его внешнем облике и о месте его установки – остановлюсь на последнем. Нет сомнений, что памятник такой городу нужен. Внешний облик памятника – дело автора и специалистов по культуре. Но вот что касается места установки памятника, на мой взгляд, именно это обстоятельство является ключевым и принципиальным. О том и хочу сказать.
За свою историю человечество оставило много памятников на лице земли. Благодарные потомки - доблести, отваге и мужеству предшествующих поколений, дети - родителям и т.д.
Согласен с тем, что любой памятник выполняет воспитательную роль и несет нравственную нагрузку. Память нематериальна и неосязаема. Это так. Но она у нас есть. И она может быть разной. Память может быть на уровне инстинкта, память может быть исторической, а может жить как духовная память народа. И от этого не уйти. Потому что мы, люди, потеряв память, теряем и себя. Поэтому свою дань памяти мы пытаемся выразить в каком-то вполне осязаемом материальном символе, наполненном, к тому же, определенным смыслом. Есть памятники, воспевающие высшие человеческие чувства – честь и доблесть, а есть памятники являющиеся отражением человеческой глупости. И те и другие олицетворяют историческую эпоху и устремления своих авторов.
Хорошо, когда о памятнике можно сказать: «Это нужно не мертвым, это нужно живым». Живым – это тем, кто еще остался жить здесь, на этой земле. Я же предлагаю вспомнить одно забытое, но весьма образное слово - «погост». Оно редко употребляется в современном речевом обороте, но было на слуху у наших предков. Это слово удивительно созвучно с библейской традицией отношения к смерти. Дело в том, что мы здесь, на земле, всего лишь гости. Это, кстати, относится и к вопросу об общей деятельности человека на земле: «Хороши гости, что такое после себя оставили». О временном путешествии человека по земле в Библии говорит еще пророк Давид. Отсюда и место последнего пристанища после долгих странствований по земле называется погостом. И наши кладбища назывались так. И отношение к месту погребения в традиции нашего народа было самое бережное. Ведь по христианской вере: «И мертвые во гробах воскреснут первые…». Потому и место погребения отмечалось и отмечается памятным знаком. Но все же сам памятник нужен не мертвым, он нужен нам, живущим здесь. А что же нужно тем, которых с нами уже нет. А вот им нужна память молитвенная. Им нужна наша (живых) молитва к Богу. Если мы еще живы к молитве, то памятный знак, каким бы он ни был, будет призывать к молитве. А если способность к молитве мы утеряли, то мы рискуем превратить наши памятники в бездушных идолов, тешущих наше тщеславие. А по слову апостола «Идол в мире есть ничто…».
Согласен с тем, что сам прославленный крейсер «Новик», ставший легендой, заслуживает какого-то особенного памятника. Это отдельный вопрос. Но на повестке дня вопрос «Об установке памятника … героям - морякам…». На слушаниях было озвучено намерение автора и инициаторов идеи памятника разместить на обелиске список погибших на Сахалине «новиковцев». «Память воинов, погибших в Русско-японскую войну, живот свой за веру и Отечество положивших», думаю, достойна того памятника, который уже готов к установке. 
Я предлагаю подумать об установке памятника на том месте, где в свое время упокоились души нескольких воинов, до конца исполнивших свой долг перед Отечеством. Они были похоронены на церковном кладбище Анивской (по названию залива) церкви и отпеты там по православному обычаю православным священником. А это значит, что, по учению нашей веры, там они и воскреснут в день всеобщего воскресения и последнего суда. Какое же еще надо искать место для памятника, которым собираемся почтить их память?
Потому и предлагаю установить памятник на месте бывшего, ныне заброшенного, кладбища первой Церкви в Корсакове. И место это, бесчестно преданное забвению, восстановить в статусе. Уверен, что оно будет более посещаемым, нежели мы поставил памятник в центре города. Там, в центре, его будут просто обходить, а здесь, на своем заслуженном месте, его будут именно посещать. К нему будут идти. И будут совершать там, у памятника, то, что и положено в таких местах – тихих и величественных, удаленных от суеты мирской – молитвенное поминовение. Как мы это и сделали 20 августа, поднявшись туда, выбрав в мокрой траве участок земли и совершив молебное пение к Богу о упокоении душ погибших воинов.
Кстати, на этом участке земли нельзя ничего строить и планировать, поскольку освящено это место в свое время было под церковное кладбище. Потому и предлагаю передать его монастырю, и монастырь будет его охранять, и не только сам памятник, а всю территорию обустраивать и содержать как погост, как монастырский некрополь. А возможно, будет и аллея славы.
Разве мы не в состоянии это сделать? Что за вопрос! Вполне! Разве не заслуживает такое решение уважения современников и молитвенной благодарности предков? Заслуживает. Разве не несет такое решение глубокий воспитательный, нравственный и культурологический смысл по отношению к молодому поколению, о воспитании которого мы столько печемся? Еще как заслуживает! Возможное присутствие японских захоронений не должно менять наше отношение… Кстати, первой церкви в Корсакове в этом году исполняется сто сорок лет. Историки меня поправят, если я ошибаюсь. Так что у нас есть все шансы принять поистине историческое решение.
 
Игумен Серафим,
наместник Свято-Покровского града
Корсакова мужского монастыря
 
 
 
 
  Общественно-политическая газета «Восход»